0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Займ от иностранного юридического лица 2020

Новый виток налоговых претензий к займам от иностранных компаний

Только немного улеглись страсти по «недостаточной капитализации» при заемном финансировании от родственных материнских компаний 1 , как налоговые органы разработали новый способ повысить размер доначислений.

Ситуация может коснуться российских компаний, получающих заемное финансирование от материнских компаний или иным образом зависимых иностранных юридических лиц (например, имеющих общего бенефициара, что будет установлено в ходе проверки).

Итак, теперь претензии налоговых органов могут касаться не размера процентов, а самих отношений, оформленных договором займа. С учетом конкретных обстоятельств налоговый орган пытается доказать, что фактически имело место увеличение уставного капитала в инвестиционных целях без намерения получить денежные средства обратно иначе, чем в форме дивидендов по факту получения прибыли!

Как следствие, признание ВСЕХ начисленных процентов необоснованными и реальная угроза переквалификации выплаченных процентов в дивиденды иностранной компании. Во втором случае будет начислен не только налог на прибыль российской организации, но и налог у источника при выплате дивидендов (ставка 5 или 10 % по большинству соглашений об избежании двойного налогообложения).

Ситуация № 1 2

Условия спорного договора: с материнской кипрской компанией заключен договор займа, по характеру напоминающий «кредитную линию» — предоставление денежных средств в пределах лимитов без четких сроков (периодичности), то есть «по требованию» заемщика.

По условиям договора займа:

  • каждый транш должен быть возвращен в течение 1 года;
  • ставка 15 % годовых (в последующем снижена до 10 % и 6 %);
  • неустойка за нарушение сроков оплаты процентов 0,1 % от остатка задолженности по процентам.

Всего за период 2007 — 2011 гг. по договору займа перечислены денежные средства в размере 67,8 млн.долл. США.

Суть претензий налогового органа: особенности финансовых взаимоотношений сторон с учетом полной подконтрольности российской компании иностранной «маме» свидетельствуют, что действительная воля сторон направлена на долгосрочное финансирование в инвестиционных целях, а договор займа заключен лишь для получения налоговой выгоды в виде уменьшения налога на прибыль в РФ на сумму процентов по займу.

Иными словами, налоговый орган переоценивает способ юридического оформления финансирования новых проектов со стороны учредителя. А ведь новые проекты зачастую не готовы генерировать прибыль не только в период строительства, но и некоторое время после запуска.

Итак, разберемся подробнее в доводах налогового органа, поддержанных судами всех инстанций.

Как мы уже отметили, основная претензия инспекторов связана с отсутствием воли породить краткосрочные заемные отношения, что подтверждается следующим:

  1. Отсутствие в договоре займа четкой периодичности выборки денежных средств (что, к слову, нетипично для традиционных кредитных договоров с банками о финансировании девелоперских проектов). В связи с этим займодавец изначально не просчитывал конкретные периоды возврата денежных средств и пределов прибыли;
  2. Систематическое нарушение заемщиком сроков возврата соответствующих траншей и уплаты процентов, которому коррелировало НЕпредъявление претензий со стороны займодавца и, более того, продолжение финансирования в условиях допущенной просрочки;
  3. Наличие на банковских счетах заемщика в определенные периоды, предшествовавшие срокам уплаты процентов, денежных средств, однако проценты не уплачивались;
  4. Приобретение на полученные деньги инвестиционных активов: имущества, долей в российских компаниях, выдача займов другим юридическим лицам. Будучи единственным учредителем, кипрская компания НЕ могла НЕ знать о характере и направлениях расходования переданных денежных средств.

Тем самым Кипрская компания косвенно приобрела права на активы в РФ, рассчитывая получать доходы от их использования и/или последующей реализации.

Оценивая эту совокупность доказательств суд указал, что фактические обстоятельства изначально не могли позволить предположить получение краткосрочного (в течение года) экономического эффекта от переданных денежных средств.

Следовательно, продолжает суд, воля сторон не была направлена на порождение заемных отношений. Денежные средства направлены на долгосрочные инвестиционные цели, что соответствует вложениям в уставный капитал.

Решение суда: суд поддержал налоговый орган, признав, что воля сторон была направлена на осуществление долгосрочных инвестиций и получение иностранной компанией прибыли в долгосрочной перспективе. Договор займа заключен исключительно с целью уменьшения налоговых обязательств в России, а проценты по займу являются скрытым дивидендом.

Последний вывод хоть и не привел к дополнительным доначислениям (налог у источника при выплате дивидендов иностранному учредителю), наталкивает на мысль о возможности увидеть такие основания доначислений в будущем.

Такой подход заставляет обратить на себя внимание еще и потому, что нашел продолжение. В роли нападающих, как и в первом случае, — налоговые органы и арбитражный суд г.Москвы.

Ситуация № 2 3

Также в тексте судебных решений фигурируют фамилия бывшего депутата ГД РФ Ашота Егиазаряна (находится в международном розыске), гостиница «Москва». Иными словами, это дело не лишено политической подоплеки и, возможно, не будь первого рассмотренного дела «Инвестпроекта», не привлекло бы серьезного внимания. Однако в совокупности с ним стало подтверждением серьезности намерений налоговиков.

Суть претензий налогового органа аналогична: фактически имело место увеличение уставного капитала в инвестиционных целях, а не предоставление займа.

Как следствие, договор займа признан недействительным (притворным), заключенным «для вида», а начисленные проценты полностью исключены из расчета налога.

Посмотрим, какие доводы положил суд в основу этого решения:

  • в процессе осуществления строительства Торгового центра Общество (налогоплательщик) получил денежные средства от ряда иностранных компаний, фактически управляемых бенефициарами;
  • балансовая стоимость Торгового центра более 1,5 млрд.руб., в то время как величина уставного капитала 23 млн.руб. У Общества отсутствовали какие-либо иные доходы. В связи с этим суд делает вывод, что собственных средств Общества было недостаточно для ни для самостоятельной реализации проекта, ни для возврата займа. Бенефициары были осведомлены об этом, что подчеркивает отсутствие намерений породить заемные отношения. Косвенно это подтверждают условия договора займа: длительный срок, неоднократное повышение ставки по займу, выплата процентов лишь по окончании договора.

Действительная воля сторон была связана с получением прибыли от сдачи помещений Торгового центра в аренду в виде дивидендов. Договоры займа же заключены исключительно с целью вывода денежных средств из-под российского налогообложения.

К слову, большое значение сыграли показания бывших деловых партнеров основного бенефициара компании, которые подтвердили инвестиционный характер вложений.

Такая позиция налоговых органов и суда без сомнения должна быть принята во внимание организациями, привлекающими иностранные инвестиции. Как мы рекомендовали ранее, при значительных суммах финансированиярекомендуется сочетать возвратные и невозвратные способы передачи денежных средств. Это так же важно для соответствия принципам «достаточной капитализации» в соответствии со ст.269 НК РФ (для исключения нормирования процентов по займу).

Не следует упускать из внимания и соблюдение условий договора по периодичности уплаты процентов.

В качестве заключения, приведем определение понятия «инвестиционная деятельность», данное в рамках второго дела. Ведь как мы помним, безвозвратные вложения в капитал Общества могут осуществляться не только в виде вклада в уставный капитал, но и в виде вклада в имущество без возникновения налога на прибыль на основании подп.3.4 или подп.11 п.1 ст.251 НК РФ. 4

Эта трактовка может, например, использоваться для обоснования деловой цели использования вклада в имущество общества как средства финансирования, а также более простой альтернативы увеличению уставного капитала.

(1) Речь идет о применении положений п.2 ст.269 НК РФ: нормирование процентов по займу от взаимозависимых иностранных компаний, если величина задолженности в три и более раза превышает размер чистых активов.

(2) Судебные акты по делу № А40-18786/2013. 08.05.2014 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра

(3) Судебные акты по делу № А40-141855/13, Верховный Суд РФ отказался пересматривать дело

(4) О займе как способе финансирования в Группе компаний

Беспроцентные валютные займы от иностранного учредителя

Автор: Ермошина Е. Л., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Нередко российские организации получают беспроцентные валютные займы от иностранного учредителя. Случается, что фактически средства выданы иностранцем для прикрытия его инвестиционной деятельности на территории РФ. Эти займы не погашаются в течение длительного времени (иногда нескольких лет). Чем это чревато? Какие отрицательные налоговые последствия могут ждать российского налогоплательщика в данной ситуации? Попробуем разобраться на примерах из арбитражной практики.

Пересчет валютного займа в рубли

Начнем с Постановления АС ДВО от 29.11.2016 № Ф03-5480/2016 по делу № А16-343/2016, в котором рассматривалась следующая ситуация.

Российская организация на протяжении семи лет получала от своего единственного учредителя (иностранной компании) валютные займы. Всего было получено около 4 млн долларов. Первоначально срок возврата займа составлял 10 лет. Впоследствии он был продлен до 18 лет.

При этом налоговиков заинтересовали следующие моменты: стороны договора займа являлись взаимозависимыми лицами; заемщик в течение 10 лет ни разу не погасил задолженность по договорам займа, а заимодавец не предъявлял ему требований по погашению долга и не получал какого-либо обеспечения исполнения обязательств, разделяя тем самым риски последующего использования получателем заемных денежных средств; заемщик осуществлял свою деятельность только за счет поступающих по договорам займа денежных средств и не имел возможности погасить долг перед заимодавцем.

Все эти факторы позволили инспекции сделать вывод, что договоры займа являются притворной сделкой, заключенной лишь для прикрытия инвестиционной деятельности иностранной компании на территории РФ.

Ну и что, скажет читатель. Каковы налоговые последствия для российского налогоплательщика, если заем был беспроцентным, значит, расходы на выплату процентов у него не возникали и налоговая база на их величину не уменьшалась?

Дело в том, что заем был валютным, курс доллара по отношению к рублю увеличивался и возникала отрицательная курсовая разница, которую организация учитывала во внереализационных расходах для целей исчисления налога на прибыль.

При этом организация руководствовалась следующими нормами. Согласно пп. 5 п. 1 ст. 265 НК РФ обязательства, стоимость которых выражена в иностранной валюте, пересчитываются для целей исчисления налога на прибыль. При переоценке, проводимой в связи с изменением официального курса иностранной валюты к рублю, установленного ЦБ РФ, возникает курсовая разница. Если происходит дооценка валютных обязательств образуется отрицательная разница, которая является внереализационным расходом. Этот расход, в силу п. 10 ст. 272 НК РФ, признается на дату исполнения обязательств и (или) на последнее число отчетного (налогового) периода. О применении указанного порядка для расчета курсовых разниц, возникающих при переоценке обязательств, стоимость которых выражена в иностранной валюте, говорится в Письме Минфина России от 21.04.2017 № 03-03-06/1/24242.

В данном случае обязательство не было погашено и внереализационный расход в виде отрицательной курсовой разницы показывался регулярно на последнее число отчетного налогового периода (за весь период пользования займом «набежало» порядка 112 млн руб.).

Налоговики посчитали такие расходы необоснованными и уменьшили на эту сумму убытки организации. В обоснование своей позиции они указали, что действительная общая воля сторон по договорам займа была направлена на получение налоговой выгоды посредством использования конструкции договора займа, тогда как фактические действия сторон в рамках исполнения договоров свидетельствовали о наличии признаков инвестирования в предпринимательскую деятельность российской организации.

Арбитры поддержали налоговиков, признав их решение законным.

Факт использования в течение длительного времени валютного займа, полученного от иностранного учредителя, при отсутствии возможностей и намерений к его погашению позволил налоговым инспекторам доказать, что сделка была фиктивной, обязательства фактически не было. Из чего следует, что осуществлять пересчет в рубли суммы валютных поступлений от учредителя на отчетные даты российская организация была не вправе.

А если долг прощен?

Предположим, российский налогоплательщик получил валютный заем от учредителя, пользовался им в течение ряда лет, а затем из-за невозможности погашения долг был прощен. Обязан ли налогоплательщик, который на каждую отчетную дату отражал в налоговом учете в составе внереализационных расходов отрицательные курсовые разницы, после прощения сделать пересчет?

Для того чтобы разобраться с этим вопросом, приведем еще один пример из арбитражной практики – Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2016 по делу № А51-7826/2016 (Определением АС ДВО от 16.03.2017 № Ф03-642/2017) производство по кассационной жалобе прекращено), в котором рассматривался случай, похожий на предыдущий.

Российская организация также получала займы в иностранной валюте от единственного учредителя (иностранной компании), также в течение ряда лет использовала заемные средства в своей деятельности и также на отчетную дату отражала во внереализационных расходах отрицательную курсовую разницу, возникающую вследствие роста курса рубля к доллару.

Существенное отличие заключалось лишь в том, что, когда налоговая инспекция пришла с проверкой, учредитель-иностранец простил долг российской «дочке».

В этом случае, как и в предыдущем, ИФНС переквалифицировала договор займа на инвестиционный и, как следствие, убрала из налоговых расходов курсовые разницы.

Аргументы ИФНС.

Экономическая суть курсовой разницы состоит в увеличении или уменьшении стоимости долгового обязательства в национальной валюте при неизменной стоимости обязательства в валюте кредита. Курсовая разница является внереализационным расходом, связанным с долговым обязательством, фиксирует разницу между стоимостью актива в момент его привлечения и стоимостью этого же актива в момент его возврата (или в определенный промежуток времени). В рассматриваемой ситуации затрат, связанных с обслуживанием и возвратом долгового обязательства, налогоплательщик не понес. Поэтому курсовые разницы по прекращенным долговым обязательствам представляют собой расходы, фактически не понесенные обществом, а значит, не соответствующие требованиям ст. 252 НК РФ.

Аргументы арбитров.

Арбитры в этой ситуации поддержали налогоплательщика, отметив следующее.

Курсовые разницы образуют вид внереализационных доходов и расходов, непосредственно не связанных ни с основным обязательством, ни с безвозмездной передачей имущественных прав.

Специфика отражения курсовой разницы для целей налогообложения такова, что ни расходы при отрицательной разнице, ни доходы при положительной не являются реально понесенными расходами (полученными доходами), однако в силу обозначенного выше правового регулирования они должны быть учтены в целях налогообложения.

При этом нормы гл. 25 НК РФ не ставят признание доходов и расходов в виде курсовых разниц при переоценке валютного обязательства в зависимость от того, включается или не включается сумма указанного основного обязательства в состав расходов или доходов налогоплательщика.

Арбитрами было отдельно подчеркнуто, что налоговый орган, возражая против учета для целей налогообложения отрицательных курсовых разниц по прощенным долговым обязательствам, в то же время не видит правовых препятствий для учета в составе доходов положительных курсовых разниц по этой же категории долговых обязательств.

В итоге судьи отклонили довод ИФНС об отсутствии экономической обоснованности спорных затрат в виде отрицательной курсовой разницы, возникшей при переоценке долговых обязательств, впоследствии прощенных.

При этом было учтено приведенное российской организацией обоснование необходимости прощения долга, а именно: решение о прекращении (прощении) заемных обязательств было принято участником в соответствии с положениями учредительных документов общества; это решение было обусловлено принятием исключительных и неотложных мер по предотвращению риска снижения стоимости чистых активов.

Судьи пришли к выводу, что последующее прекращение заемного обязательства в отношении налогоплательщика не может служить основанием для пересчета базы по налогу на прибыль.

Ранее аналогичное мнение было высказано финансовым ведомством.

Доходы (расходы) в виде положительной (отрицательной) курсовой разницы подлежат учету в составе внереализационных доходов (расходов) в тех налоговых периодах, в которых возникли, и не подлежат пересчету в связи с прощением учредителем долга в иностранной валюте в более поздние налоговые периоды (Письмо Минфина России от 03.11.2015 № 03-03-06/63375).

Когда прощенный долг доходом не является

В заключение темы рассмотрим, какие налоговые последствия возникнут у российской организации, которой учредитель простил заем. Прежде всего ее может заинтересовать вопрос, не образуется ли у нее внереализационный доход в виде суммы прощенного долга?

Как следует из п. 8 ст. 250 НК РФ, у организации, принимающей безвозмездно имущество (в том числе денежные средства), возникает внереализационный доход (за исключением случаев, указанных в ст. 251 НК РФ).

В подпункте 11 п. 1 ст. 251 НК РФ, в частности, говорится, что при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного российской организацией безвозмездно:

от организации, если уставный капитал получающей (передающей) стороны более чем на 50% состоит из вклада передающей (получающей) организации;

от физического лица, если уставный капитал получающей стороны более чем на 50% состоит из вклада этого физического лица.

При этом если передающая имущество организация является иностранной компанией, то указанные доходы не учитываются при определении налоговой базы только в том случае, если государство постоянного местонахождения передающей организации не включено в перечень офшорных зон.

Правила, изложенные в пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ, можно распространить и на случаи прощения долга (в том числе возникшего по договору займа). Такой вывод следует из писем Минфина России от 19.10.2011 № 03-03-06/1/678, от 11.10.2011 № 03-03-06/1/652, от 21.10.2010 № 03-03-06/1/656. В них говорится, что денежные средства, полученные российской организацией по договору займа от организации или физического лица, в случае если обязательство по договору займа было впоследствии прекращено прощением долга, не будут являться доходом для целей налогообложения прибыли (при условии соблюдения требований в отношении участия в уставном капитале).

Согласно п. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ имущество, переданное участниками обществу в целях увеличения чистых активов, в том числе путем формирования добавочного капитала, также не учитывается в доходах для целей налогообложения. Как разъяснил Минфин в Письме от 08.12.2015 № 03-03-06/1/71620, данное правило распространяется и на случаи увеличения чистых активов общества с одновременным уменьшением либо прекращением его обязательства перед соответствующими участниками, если такое увеличение чистых активов явилось, в частности, следствием волеизъявления участника общества.

Обратите внимание. Денежные средства, полученные от учредителя безвозмездно (в том числе в результате прощения долга по договору займа), не учитываются в составе доходов при выполнении одного из условий:

  • учредитель владеет более 50% доли в уставном капитале и не является офшорной компанией (п. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ);
  • денежные средства получены на увеличение чистых активов (п. 3.4 п. 1 ст. 251 НК РФ). При этом размер доли учредителя в уставном капитале значения не имеет.

Итак, если организация будет затягивать с погашением валютного займа от учредителя, то налоговики могут переквалифицировать договор займа в инвестиционный договор и исключить отрицательные курсовые разницы из внереализационных расходов. Если же заем, возвращать который у налогоплательщика не было намерений, будет прощен, курсовые разницы можно учитывать при расчете облагаемой базы.

Конечно, исходя из двух примеров сложно делать далеко идущие выводы. И все же полагаем, что в ситуации, аналогичной той, которая описана во втором постановлении, у налогоплательщика больше шансов отстоять свою правоту.

Возможен ли беспроцентный заем между юридическими лицами?

Может ли беспроцентный заем быть выдан другой организации?

Да, такая возможность предусмотрена Гражданским кодексом. Согласно ст. 808 ГК РФ, договор займа между юрлицами должен быть заключен на бумаге. Прописать об отсутствии процентов за денежный заем также обязательно, поскольку иначе по умолчанию плата за заем должна рассчитываться исходя из ставки рефинансирования на дату возврата займа или его части (п. 1 ст. 809 ГК РФ). Если же предметом договора выступают вещи, то такой договор будет считаться беспроцентным при отсутствии упоминания в нем об этом условии.

При оформлении таких сделок у бухгалтера встает вопрос о налоговых последствиях беспроцентного займа между юридическими лицами. Об этом в следующем разделе, где мы говорим только о соглашениях между независимыми друг от друга компаниями, теми, которые не попадают под условия ст. 105.1 НК РФ.

Налоговые риски беспроцентных займов между независимыми организациями

Если у заимодавца есть полученные кредиты или займы, по которым он платит проценты, то налоговые органы могут посчитать неправомерным принимать в расходы такие проценты, так как средства полученного кредита пошли на выдачу беспроцентного займа. Такие решения налоговиков целесообразно оспаривать в суде, доказывая, что кредит был использован в других целях, а беспроцентный заем выдан из собственных средств. Примеры: не в пользу налогоплательщика постановление АС Северо-Западного округа от 01.07.2015 № Ф07-3688/15, положительное решение в постановлении ФАС Уральского округа от 14.01.2009 № Ф09-10027/08-С3.

Могут ли доначислить доход заимодавцу, рассчитав его из рыночной ставки по займам? Для независимых лиц НК РФ не содержит норм, обязывающих начислять абстрактный доход по беспроцентным займам между юридическими лицами, поэтому проблем у дающего заем быть не должно (письмо Минфина РФ от 11.08.2011 № 03-03-06/2/120).

Имеют ли право налоговики доначислить доход у заемщика-юрлица по аналогии с материальной выгодой от займа без процентов? В НК РФ для целей налога на прибыль понятия материальной выгоды от беспроцентного займа между юридическими лицами нет. Минфин также комментирует неправомерность подобных доначислений, например, в письме от 23.03.2017 № 03-03-РЗ/16846. Налоговые органы с этим подходом не спорят (письмо УФНС России по г. Москве от 22.11.2011 № 16-15/112957@). А вот беспроцентный заем между юридическим и физическим лицом, в том числе ИП, имеет свои налоговые нюансы в рамках начисления НДФЛ с материальной выгоды.

Беспроцентный заем между юрлицом и физическим лицом

Операция, когда беспроцентный заем дает независимое физическое лицо организации, не повлечет за собой увеличение налоговой нагрузки ни на одну из сторон сделки. Беспроцентные займы между физическим и юридическим лицом, в том числе если в долг дает ИП, не увеличивают налогооблагаемый доход заемщика (см. поясняющие письма госорганов из предыдущего раздела). Для физических лиц НК РФ также не содержит никаких оснований для доначисления упущенного дохода.

Кроме того, сама сумма выданного или возвращенного займа не может быть признана доходом ни для какой стороны согласно подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ. Это подтверждают и решения судов, например, постановление ФАС Уральского округа от 14.01.2009 № Ф09-10027/08-С3. То же касается и расходов: сумма выданного или возвращенного займа расходом не является (п. 12 ст. 270 НК РФ).

Налоговые последствия беспроцентных займов между взаимозависимыми лицами

Если сделка с беспроцентным займом осуществлена между организациями, которые взаимозависимы, то при этом возникают дополнительные налоговые последствия в связи с разделом V НК РФ.

Критерии взаимозависимости ищите здесь.

Если стороны сделки взаимозависимы, следующим шагом будет определение того, является ли эта сделка контролируемой.

Если сделка не попадает под критерии контролируемой, и стороны сделки — российские организации или граждане, то дополнительных налоговых рисков они не несут. Если же одной из взаимозависимых сторон является иностранное лицо, то такая сделка автоматически попадает под контролируемые (ст. 105.14 НК РФ, письмо Минфина РФ от 04.09.2015 № 03-01-11/51070), и для этого варианта следующий раздел статьи.

ВНИМАНИЕ! С 01.01.2017 действует новое налоговое правило. Если осуществлена сделка с беспроцентным займом между взаимозависимыми юридическими лицами, которые зарегистрированы на территории РФ, или при участии граждан РФ, то она не признается контролируемой (подп. 7 п. 4 ст. 105.14 НК РФ).

Это означает, что заимодавец теперь в безопасности от доначисления дохода в виде процентов по рыночной ставке. В письме Минфина от 21.04.2017 № 03-12-11/1/24048 при этом комментируется, что нововведение действует и для договоров, заключенных ранее 01.01.2017, главное что доходы и расходы по нему признаются после 01.01.2017.

Налоговые последствия беспроцентных займов при контролируемой сделке

Если выданный беспроцентный заем относится к контролируемой сделке, например, одна из сторон не является резидентом РФ, то в действие вступает ст. 269 НК РФ. При расчете налога на прибыль заимодавец должен учесть доход в виде неполученных процентов. Чтобы рассчитать величину процентов, необходимо учесть требования п. 1.1, 1.2 ст. 269 НК РФ. Фактический процент (ФП) по займу нужно сравнить с установленным интервалом (см. табл. ниже).

Займы от иностранных компаний: контролируемая задолженность

Российские организации нередко получают займы от иностранных, в том числе аффилированных, компаний, что является одним из наиболее распространенных способов внутригруппового финансирования. В этой связи возникает проблема включения сумм выплачиваемых процентов в состав расходов российской организации, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль.

Налоговым законодательством установлены особые правила отнесения сумм процентов по долговым обязательствам к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль (статья 269 НК РФ). Их принято называть правилами «недостаточной капитализации», поскольку они подлежат применению в случае более чем трехкратного превышения размера контролируемой задолженности налогоплательщика над разницей между суммой его активов и величиной его обязательств (то есть в ситуации «недостаточной капитализации»). Правила недостаточной капитализации, наряду с правилами трансфертного ценообразования и правилами налогообложения контролируемых иностранных компаний, относятся к инструментам противодействия налоговым злоупотреблениям и имеются в законодательстве многих стран.

Ниже приводятся ключевые положения статьи 269 НК РФ («Особенности учета процентов по долговым обязательствам в целях налогообложения») в редакции, действующей с 1 января 2017 года.

Контролируемая задолженность

Согласно п. 2 ст. 269 НК РФ контролируемой задолженностью признается непогашенная задолженность налогоплательщика — российской организации по следующим долговым обязательствам этого налогоплательщика:

1) по долговому обязательству перед иностранным лицом, являющимся взаимозависимым лицом налогоплательщика — российской организации в соответствии с подпунктом 1, 2 или 9 пункта 2 статьи 105.1 НК РФ, если такое иностранное лицо прямо или косвенно участвует в налогоплательщике — российской организации, указанной в абзаце первом настоящего пункта;

2) по долговому обязательству перед лицом, признаваемым в соответствии с подпунктом 1, 2, 3 или 9 пункта 2 статьи 105.1 НК РФ взаимозависимым лицом иностранного лица, указанного в подпункте 1 настоящего пункта, если иное не предусмотрено пунктом 8 настоящей статьи;

3) по долговому обязательству, по которому иностранное лицо, указанное в подпункте 1 настоящего пункта, и (или) его взаимозависимое лицо, указанное в подпункте 2 настоящего пункта, выступают поручителем, гарантом или иным образом обязуются обеспечить исполнение этого долгового обязательства налогоплательщика — российской организации, если иное не предусмотрено пунктом 9 настоящей статьи.

Пороговый размер контролируемой задолженности

Согласно п. 3 ст. 269 НК РФ, в случае, если размер контролируемой задолженности налогоплательщика более чем в 3 раза (для банков и организаций, занимающихся лизинговой деятельностью, — более чем в 12,5 раза) превышает разницу между суммой активов и величиной обязательств этого налогоплательщика на последнее число отчетного (налогового) периода, при определении предельного размера процентов, подлежащих включению в состав расходов этого налогоплательщика, применяются правила, установленные пунктами 4 — 6 ст. 269 НК РФ.

При определении размера контролируемой задолженности налогоплательщика учитываются суммы контролируемой задолженности, возникшей по всем обязательствам этого налогоплательщика, указанным в пункте 2 статьи 269 НК РФ, в совокупности.

Расчет предельного размера процентов, включаемых в состав расходов

Согласно п. 4 ст. 269 НК РФ, предельный размер процентов, подлежащих включению в состав расходов, по контролируемой задолженности исчисляется налогоплательщиком на последнее число каждого отчетного (налогового) периода путем деления суммы процентов, начисленных этим налогоплательщиком в каждом отчетном (налоговом) периоде по контролируемой задолженности, на коэффициент капитализации, рассчитываемый на последнюю отчетную дату соответствующего отчетного (налогового) периода.

Коэффициент капитализации определяется путем деления величины соответствующей непогашенной контролируемой задолженности на величину собственного капитала, соответствующего доле участия взаимозависимого иностранного лица, указанного в подпункте 1 пункта 2 настоящей статьи, в российской организации, и деления полученного результата на 3 (для банков и организаций, занимающихся лизинговой деятельностью, — на 12,5).

При определении величины собственного капитала не учитываются суммы долговых обязательств в виде задолженности по налогам и сборам, включая текущую задолженность по уплате налогов и сборов, суммы отсрочек, рассрочек и инвестиционного налогового кредита.

Основное правило

Согласно п. 5 ст. 269 НК РФ, в состав расходов включаются проценты по контролируемой задолженности в размере, не превышающем предельного размера процентов, подлежащих включению в состав расходов, исчисленного в соответствии с пунктом 4 ст. 269 НК РФ, но не более фактически начисленных процентов.

При этом правила, установленные пунктом 4 ст. 269 НК РФ, не применяются в отношении процентов по заемным средствам, если непогашенная задолженность по соответствующему долговому обязательству не является контролируемой.

Согласно п. 6 ст. 269 НК РФ, положительная разница между начисленными процентами и предельными процентами, исчисленными в соответствии с пунктом 4 ст. 269 НК РФ, приравнивается в целях налогообложения к дивидендам, уплаченным иностранному лицу, указанному в подпункте 1 пункта 2 ст. 269 НК РФ, и облагается налогом в соответствии с абзацем вторым пункта 3 статьи 224 (ставка 15%) или пунктом 3 статьи 284 НК РФ (ставка 15%).

Обобщим вышеописанные правила НК РФ в виде формулы.

1) Определение коэффициента капитализации (абз. 2 п. 4 ст. 269 НК РФ):

КК = (НКЗ / (ВСК × ДУ)) / 3,

где КК – коэффициент капитализации;

НКЗ – величина непогашенной контролируемой задолженности;

ВСК – величина собственного капитала;

ДУ – доля участия взаимозависимого иностранного лица в российской организации (налогоплательщике).

2) Исчисление предельного размера процентов, подлежащих включению в состав расходов (абз. 1 п. 4 ст. 269 НК РФ):

где ПРП – предельный размер процентов, подлежащих включению в состав расходов;

СНП – сумма процентов, начисленных налогоплательщиком в каждом отчетном (налоговом) периоде по контролируемой задолженности;

КК – коэффициент капитализации.

3) Сравнение суммы фактически начисленных процентов и предельного размера процентов:

Если сумма фактически начисленных процентов окажется больше предельного размера процентов, то

  • к сумме процентов, не превышающей предельного размера процентов, применяется общее правило налогообложения (такие проценты могут быть включены в состав расходов налогоплательщика);
  • сумма превышения (положительная разница) между начисленными процентами и предельным размером процентов, не включаются в состав расходов налогоплательщика и приравнивается к дивидендам, уплаченным иностранному лицу.

Исключения

Статья 269 НК РФ предусматривает следующие случаи, когда непогашенная задолженность не признается для налогоплательщика — российской организации «контролируемой»:

  • задолженность по обращающимся облигациям эмитентов из стран, имеющих с РФ соглашение об избежании двойного налогообложения (п. 7 ст. 269 НК РФ);
  • задолженность перед налоговым резидентом РФ (являющимся взаимозависимым лицом иностранного взаимозависимого лица) (п. 8 ст. 269 НК РФ);
  • задолженности перед независимыми банками (п. 9 ст. 269 НК РФ).

Применение СИДН к суммам процентов, приравниваемым к дивидендам

В случае, если иностранная организация – займодавец (получатель процентов) является резидентом государства, имеющего с Россией соглашение об избежании двойного налогообложения (далее – СИДН), и такое соглашение применяется, возникает вопрос о том, какие именно положения СИДН (о процентах или о дивидендах) должны применяться к той части выплачиваемых процентов, которая превышает предельный размер процентов, рассчитанный российской организацией в соответствии с пунктом 4 статьи 269 НК РФ (то есть процентам, которые в целях налогообложения приравниваются к дивидендам).

Положения большинства заключенных Россией СИДН о процентах как правило предусматривают, что проценты подлежат налогообложению только в государстве, резидентом которого является их получатель (то есть позволяют налоговому агенту не удерживать налог у источника выплаты). Положения СИДН о дивидендах как правило предусматривают не освобождение, а пониженные ставки налога у источника.

Ответ на вышеуказанный вопрос зависит от того, как проценты, приравниваемые согласно НК РФ к дивидендам, квалифицируются с точки зрения СИДН (если положения соответствующего соглашения позволяют это установить).

Например, согласно пункту 2 статьи 11 Соглашение об избежании двойного налогообложения между Россией и Кипром (далее – СИДН Россия-Кипр), «термин «проценты» не включает для целей настоящей статьи … проценты, рассматриваемые как дивиденды в соответствии с пунктом 3 статьи 10».

В свою очередь, термин «дивиденды» (пункт 3 статьи 10) включает в себя «также доходы — даже выплачиваемые в форме процентов — которые подлежат такому же налогообложению, как доходы от акций в соответствии с налоговым законодательством государства, резидентом которого является компания, выплачивающая дивиденды».

Таким образом, в СИДН Россия-Кипр данный вопрос однозначно решен в пользу трактовки (а соответственно и налогообложения у источника) процентов (приравниваемых согласно НК РФ к дивидендам) как дивидендов.

Другие СИДН могут предусматривать иные, менее четкие, правила на указанный счет. Согласно позиции, выраженной в ряде писем Минфина России, к процентам, приравниваемым согласно НК РФ к дивидендам, в случае применения СИДН должны применяться статьи о дивидендах, а не о процентах (возможные противоречия между нормами СИДН и нормами НК РФ в этом случае во внимание не принимаются). Иная позиция, выраженная в некоторых судебных актах, основана на приоритете положений СИДН о процентах над нормами НК РФ.

Таким образом, используя договоры займа в качестве инструмента финансирования, следует помнить, что не вся сумма начисленных по договору процентов может быть включена в состав расходов по российскому налогу на прибыль. Чтобы минимизировать риск применения к займам, полученным от иностранной компании, правил недостаточной капитализации, российским компаниям важно не допускать более чем трехкратного превышения размера контролируемой задолженности над величиной собственного капитала.

Новый порядок возврата займов: нужно возвращать деньги от нерезидентов

С 14 апреля вступают в силу новые требования к валютным операциям и станет больше поводов для штрафов. Изменения касаются тех, кто сам является резидентом и дает в долг нерезидентам.

Теперь всем нужно указывать в договоре срок возврата займа. А если деньги не возвращают вовремя, могут оштрафовать того, кто дал в долг (но не всех).

С 14 мая появятся новые штрафы для должностных лиц. Директор компании, которая работает с нерезидентами, может потерять до 30 тысяч рублей из-за одного нарушения. Уже сейчас штрафы для компании или ИП составляют до 100% от суммы займа. Обычных людей штрафы не касаются, но срок все равно надо указать.

Что такое репатриация?

Репатриация средств — это возврат денег из других государств в Россию. Под разными законными и незаконными предлогами деньги граждан РФ иногда выводятся за границу. А назад по каким-то причинам не возвращаются. Государство не всегда могло это проконтролировать. Например, за внешнеторговыми сделками банки следили по паспортам сделки, но были нюансы, из-за которых не получалось полноценно контролировать договоры займа с нерезидентами.

Государство беспокоится о репатриации и вводит требования, которые заставят возвращать выведенный капитал.

Как было раньше?

Есть закон о валютном регулировании и контроле. Если какая-то компания заключает внешнеторговый контракт, то вести расчеты она будет по правилам, которые установил закон.

Например, все валютные контракты подлежат учету — раньше для них оформляли паспорт сделки, а с 1 марта контракты от 3 млн рублей для импорта и кредитов и от 6 млн рублей для экспорта ставят на учет (сумма должна быть равна или эквивалентна в любой валюте). По валютным контрактам важно соблюдать сроки поставок и расчетов. За этим следит отдел валютного контроля банка.

Раньше контроль сроков возврата денег касался только внешнеторговых сделок, когда предметом договора является поставка товара или оказание услуг. За нарушения срока расчетов за товары и услуги могли оштрафовать.

Но сроки по договорам займа с нерезидентами банк не контролировал, а за их нарушение не штрафовали.

Новые требования по договорам займа с нерезидентами

С 14 апреля 2018 года появилось новое требование по репатриации средств, которые перечислены нерезидентам. Вот главное:

  1. В договоре займа с нерезидентом обязательно должен быть указан срок возврата. Если срока нет, банк не примет договор на обслуживание и не проведет операцию.
  2. Заемщик-нерезидент должен вернуть деньги в установленный срок. Теперь банки будут это проверять. Если деньги не вернутся в срок, банк об этом узнает и должен будет сообщить в ЦБ .
  3. Валюта договора займа значения не имеет. Вы можете дать в долг в долларах или рублях.

Какие будут штрафы

За нарушение валютного законодательства штрафуют по ст. 15.25 КоАП. Пока в эту статью просто добавили нарушение сроков возврата денег по договору займа. Эта норма уже работает.

Если кто-то дал в долг нерезиденту, а тот не вернул деньги вовремя, заимодавцу могут начислить такие варианты штрафов:

  1. 1/150 ключевой ставки ЦБ за каждый день просрочки.
  2. От ¾ до одного размера незачисленной суммы.

Штраф может быть один, а могут применить оба сразу. Штрафы выписывает не банк. Он не имеет отношения к санкциям для клиентов и в свою пользу ничего не получает. Обязанность банка — проконтролировать, как клиент выполняет требования закона, и помочь ему правильно оформить документы.

С 14 мая 2018 года появится штраф для должностных лиц компаний, которые нарушили валютное законодательство: минимум 20 тысяч рублей. До мая за нарушения правил репатриации выручки и займов их не штрафуют. Но штрафы для ИП и компаний есть уже сейчас.

Для обычных граждан штрафов за нарушение сроков возврата займа не будет ни сейчас, ни в мае. Но им тоже нужно указывать срок в договоре, иначе банк не одобрит платеж.

Когда не нужно возвращать деньги в уполномоченный банк

Для репатриации средств по договору займа есть исключения, когда возвращать деньги в уполномоченный банк необязательно.

Список таких исключений был и раньше, но теперь он действует для договоров займа и его расширили. Например, сначала вы дали в долг нерезиденту, а потом он дал вам в долг и перевел деньги на счет в уполномоченном банке. У вас появились встречные обязательства, вы их зачли друг другу — и, хотя формально ваш заем не возвращен, нарушения нет.

Если оформлена и получена страховка от невозврата денег по договору займа, претензий к резиденту тоже не будет.

Если договор займа уже действует

Требования о возврате долгов нужно соблюдать только по новым договорам займа с нерезидентами — по тем, которые будут заключены с 14 апреля.

Для уже действующих договоров новые требования не работают. Если вы полгода назад заключали договор займа, не указывали там срок и вам не возвращают долг, штрафов не будет.

Но если изменятся существенные условия этого договора, придется указывать и соблюдать сроки возврата. Сумма договора займа — это существенное условие. А порядок и срок возврата денег — нет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector