5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Возможно ли отступное при уступке прав требования

Об уступке права требования по государственным и муниципальным контрактам

Автор: Кошкина Т. Ю., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Комментарий к Письму Федерального казначейства от 23.08.2019 № 07-04-05/05-18156.

Строительная организация выполнила и сдала заказчику результат работ. На стороне заказчика имеется задолженность перед подрядной организацией. Вправе ли последняя уступить права требования этой задолженности другой организации?

Имеющаяся на данный момент судебная практика (в том числе на уровне Верховного Суда) подтверждает правомерность цессии по государственным и муниципальным контрактам. Однако против уступки постоянно выступают Минфин и Федеральное казначейство. В связи с этим подрядная организация вправе уступить права требования долга другой фирме, но доказывать законность уступки и взыскивать задолженность, скорее всего, придется в судебном порядке. Это повлечет потерю времени.

Рассмотрим позиции сторон, начав с запретительной.

По мнению Минфина, условие о порядке оплаты товара, работы или услуги, включая платежные реквизиты, которые указаны в государственном (муниципальном) контракте, является существенным и не может быть изменено в силу положений Закона о контрактной системе.

Кроме того, согласно ч. 5 ст. 95 Закона о контрактной системе при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый поставщик (подрядчик, исполнитель) является правопреемником вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения.

Еще один аргумент: государственный (муниципальный) контракт хотя и признается формой двусторонней сделки, но возникающие между сторонами правоотношения регулируются не только гражданским, но и бюджетным законодательством, которым не определен порядок санкционирования уплаты денежных обязательств третьему лицу, не являющемуся поставщиком (подрядчиком, исполнителем) по контракту. Поэтому до внесения соответствующих изменений в законодательство оплата по государственному (муниципальному) контракту возможна только поставщику (подрядчику, исполнителю), платежные реквизиты которого указаны в условиях контракта.

Такая позиция выражена в целом ряде писем финансового органа, некоторые из них направлены Федеральным казначейством для использования в работе (см., например, Письмо Минфина России от 16.08.2019 № 09-04-06/62906, направленное Письмом Федерального казначейства от 23.08.2019 № 07-04-05/05-18156).

Вместе с тем в судебной практике сформирован противоположный подход. Он основан на следующих положениях ГК РФ:

право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке – уступка требования (п. 1 ст. 382 ГК РФ);

для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ);

уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Без согласия должника не правомерна уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 1 и 2 ст. 388 ГК РФ);

соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не является основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения (п. 3 ст. 388 ГК РФ);

должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел к первоначальному кредитору, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК РФ).

Кроме того, в п. 7 ст. 448 ГК РФ указано: если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом.

С учетом перечисленных положений суды делают вывод, что ГК РФ не только не запрещает уступку права требования по денежному обязательству, возникшему на основании государственного (муниципального) контракта, но и предусматривает возможность такой уступки.

Часть 5 ст. 95 Закона о контрактной системе суды, в отличие от Минфина, трактуют так: перемена поставщика (подрядчика, исполнителя) недопустима во время исполнения основного обязательства, являющегося предметом контракта (поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг). После того, как это обязательство исполнено и на стороне заказчика возникла задолженность, цессия возможна, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения.

Таким образом, судьи считают, что закон позволяет уступать права требования по государственному и муниципальному контракту третьим лицам после выполнения работ (или расторжения контракта). И только в том случае, если судом будет установлено, что соглашение об уступке заключено до того, как подрядчик выполнил работы, цессия будет признана незаконной (см. определения ВС РФ от 10.10.2017 № 310-ЭС17-11054 по делу № А14-7663/2016, от 05.09.2017 № 303-КГ17-11900 по делу № А73-14379/2016, от 20.04.2017 № 307-ЭС16-19959 по делу № А26-10174/2015, от 21.11.2016 № 309-ЭС16-11778 по делу № А34-4163/2015 и др.).

К сведению: Решением ВС РФ от 23.04.2019 № АКПИ19-112 признано недействующим со дня издания Письмо Минфина России от 21.07.2017 № 09-04-04/46799, в котором сообщалось, что личность поставщика (подрядчика, исполнителя) по контракту имеет существенное значение для государственного заказчика.

Подведем итог. Законодательство позволяет передавать третьему лицу право требования задолженности, возникшей у заказчика по государственному или муниципальному контракту. Однако доказывать это придется в судебном порядке, поскольку Минфин и Федеральное казначейство постоянно указывают на невозможность перечисления денег организации, не являющейся стороной контракта.

Шокирующая правовая позиция Верховного суда

Подготовка и ведение дел в суде. Исполнение судебных решений

Правовые аспекты электронной коммерции

Месячный курс по корпоративному праву на английском

Комментарии (26)

Нормальная позиция, если опустить спорность запрета дарения между юрлицами и возможность квантитативной ничтожности (да простят мне мой жаргон). Хотя было бы разумнее признать дарение в части одного превышения.

Формально отход от практики ВАС есть.

Коллега так прокомментировала: В определении ВС притворность следует исключительно по мотиву цессии по номиналу.
А закадровые отношения по передаче активов оцениваются на предмет того, что это была не одна сделка «дарения», а система сделок, в результате которых цессионарий получал выгоду, соответственно, с его стороны дарения не было. Но не сделан отрицательный вывод:

Кроме того, суды правомерно указали на то, что в материалы дела не представлено доказательств получения ответчиком в результате заключения договора цессии каких-либо выгод в рамках иных отношений между сторонами, в частности, по договору от 23.01.2012 относительно технологического присоединения энергопринимающих устройств общества к электрическим сетям компании для электроснабжения многофункционального торгового делового и развлекательного центра «Лотос-Сити», расположенного по адресу: Московская обл., Ленинский р-н, Сосенский с.о., район пос. Мамыри, уч. 74/1.

А 1-ая инстанция вообще всё в кучу свалила: из описания договора технологического присоединения плавно перетекает в переговоры об отступном по цессии — выводов я понять не могу:

Как следует из материалов дела, 23.01.2012 между ОАО «МОЭСК» (исполнитель) и ООО «Пламя» (заказчик) заключен договор № ИА-11-302-1674(903765) об осуществлении технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям, согласно условиям которого исполнитель обязуется выполнить мероприятия по технологическому присоединению к своим электрическим сетям напряжением 10 кВ энергопринимающих устройств заказчика. Указанный договор подписан сторонами 12.09.2011 в редакции протокола разногласий.
Присоединение энергопринимающих устройств заказчика необходимо для электроснабжения многофункционального торгового делового и развлекального центра «Лотос-Сити», расположенного по адресу: Московская область, Ленинский р-н, Сосенский с.о., район пос. Мамыри, уч. 74/1.
Согласно протоколу разногласий выполнение мероприятий по строительству ООО «Пламя» взяло на себя.
Дополнительным соглашением № 1 от 03.02.2012 стороны утвердили новые технические условия от 21.11.2011. Дополнительным соглашением № 2 от 04.04.2012 стороны внесли корректировку в технические условия от 21.11.2011.
В октябре 2013 года между сторонами велись переговоры о заключении соглашения о прекращении обязательств отступным, согласно которому ООО «Пламя» предоставляло в качестве отступного имущество (объекты электросетевого хозяйства) за прекращение всех обязательств перед ОАО «МОЭСК» по договору уступки прав (требования) № 14691-409 от 23.01.2012.
Указанное соглашение сторонами не было подписано, поскольку ответчик уклонялся от предоставления информации для проведения оценки указанного имущества.
На основании вышеизложенного, договор уступки прав (требования) № 14691-409 от 23.01.2012 является притворной сделкой, заключенной с целью прикрыть сделку по передаче ОАО «МОЭСК» принадлежащих ответчику объектов электросетевого хозяйства, построенных в целях присоединения к сетям энергоснабжения многофункционального торгового делового и развлекального центра «Лотос-Сити».

Цессия прикрывает несостоявшееся отступное!?

Если отойти от тонкостей, то относительно « Следовательно, любую сделку между коммерческими организациями можно признать ничтожной. Для этого достаточно принести в суд отчёт оценщика, по которому предмет сделки оценивается по более низкой цене, чем предусмотрена договором.
Любую сделку — потому что не составляет труда найти оценщика, который обоснует указанную ему цену » можно отметить, что ВАС РФ, например, не имел ничего против laesio enormis.
И аккуратно: « Между тем условие договора, определяющее предоставление со стороны одного лица, существенно превышающее встречное предоставление или обычную рыночную цену, уплачиваемую в подобных случаях, может свидетельствовать о недобросовестном поведении, являющемся основанием для признания сделки недействительной в соответствии со статьями 10, 168 ГК РФ » Постановление Президиума ВАС РФ от 11 февраля 2014 г. N 13846/13.
И очень грубо: « О наличии явного ущерба для общества свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного обществом в пользу контрагента. При этом другая сторона должна знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было очевидно для любого обычного контрагента в момент заключения сделки » Постановление Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. N 28.
При том, что, вероятно, должен был прекрасно понимать проблему «экспертов и экспертиз».

Так что это лишь продолжение старой мысли в новой ипостаси.

Всё-таки в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11 февраля 2014 г. № 13846/13 суд активно использовал банкротные мотивы:
Из материалов дела следует, что действия руководства субарендатора были направлены на создание перед своим кредитором необоснованно высокой задолженности, которая фактически привела к прекращению деятельности общества «СК СОЮЗ» как застройщика и его банкротству. Тем самым был нанесен вред самому обществу и, как следствие, шансы конкурсных кредиторов на получение денежных средств в процессе конкурсного производства практически свелись к нулю по причине включения в реестр требований кредиторов требования на сумму свыше 58 000 000 рублей. В результате аккумулирования доли в размере 55 процентов требований всех конкурсных кредиторов общество «ОмегаСтройТех» смогло, по сути, контролировать банкротный процесс.
Оставляя решение суда первой инстанции в силе, суд апелляционной инстанции сослался на то, что между заключением договора субаренды и подачей заявления о банкротстве прошло более двух с половиной лет. При этом суд не учел, что общество «ОмегаСтройТех» самостоятельно определяло время подачи как искового заявления о взыскании долга, так и заявления о признании общества «СК СОЮЗ» банкротом.
Установленный договором субаренды высокий размер арендной платы и согласованный график платежей подтверждает намерение арендодателя получить максимальную прибыль в короткий срок, равный четырем месяцам (до 31.12.2008), в то время как договор заключался на одиннадцать месяцев (до 21.06.2009). При этом поведение общества «ОмегаСтройТех», предъявившего иск о взыскании долга по арендной плате только в январе 2010 года, то есть через 7 месяцев после прекращения договора субаренды, свидетельствует о недобросовестности арендодателя.
С учетом того, что Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» установлены специальные сроки для оспаривания сделок, совершенных в период подозрительности, поведение общества «ОмегаСтройТех» в совокупности с другими обстоятельствами дела могло свидетельствовать о его намерении усложнить процесс оспаривания совершенных вопреки интересам общества «СК СОЮЗ» и его кредиторов сделок.
Признание иска в суде первой инстанции может подтверждать наличие в действиях руководства общества «СК СОЮЗ» намерения причинить ущерб обществу. При этом утверждение общества «ОмегаСтройТех» о частичной оплате арендных платежей в размере 10 000 000 рублей не находит подтверждения в материалах дела.

Не факт, что ВАС бы пришёл к аналогичным выводам без банкротных доводов.

А Постановление Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. № 28 всё-таки про оспаривание крупных и заинтересованных сделок. В данном деле цессионарий и его участники не оспаривали цессию по крупности/заинтересованности. И сделка была признана недействительной по ст. 168 ГК, а не по п. 2 ст. 174 ГК.
Замена 174 на 168 — это, как минимум, обход правила о сокращённом сроке исковой давности.

Максим, относительно «продолжение старой мысли» — это я о том, что есть «старая мысль», согласно которой суд вправе делать свои выводы об экономической составляющей отношений между лицом А и лицом Б и далее использовать данные выводы при разрешении спора о праве. С учетом примера из Вашего обсуждения это оценка рыночности/нерыночности цены: сопоставление установленной формальной истины (и здесь возникает много вопросов относительно всех тонкостей экспертиз, объективности оценок, «один эксперт скажет 1 млн., а другой — 2 млн.» и т.п.) с согласованной сторонами ценой.

Сам по себе вопрос о таком праве суда, о его пределах — дискуссионный (вправе ли, способен ли, необходимо ли). Если не вправе, то жулики будут очень рады. Если вправе, то кто-то может (теоретически) случайно от такого права пострадать. Впрочем, ВАС РФ активно дискрецию судей в этой области расширял, поэтому говорить, что сейчас ВС РФ изобрел велосипед, мы не можем.

А уже какие нормы права и в каких спорах применяет суд при выявлении нерыночности цены — это уже исключительно вопрос фактических обстоятельств и предпочтений. Так-то оснований признать сделку недействительной пруд пруди: специальные корпоративные, общие корпоративные, 10/168, общие гражданские и т.п.

Относительно дела № А41-42963/2013:
Как выше корректно отметил Михаил, запрет дарения между коммерческими организациями есть. Может есть и спорность такого запрета, но пока запрет никто не отменил.
Запрет дарения (если отойти от жуткого формализма) означает в том числе то, что ком. организация А не вправе продать огромное здание в центре г. Москвы ком. организации Б за 7 руб. 40 коп. — пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ.

И с учетом вышеизложенного и стоит далее обсуждать спорный вопрос, всё довольно прозаично. Тем более что мало судей ВС РФ, вероятно, будут глубоко вдаваться в анализ мотивов первых инстанций, когда видят что-нибудь «черное».

Образец соглашения об отступном путем цессии, заключаемое между юридическими лицами.

СОГЛАШЕНИЕ

, именуемый в дальнейшем «Кредитор», в лице , действующего на основании , с одной стороны, и , именуемый в дальнейшем «Должник», в лице , действующего на основании , с другой стороны, вместе именуемые«Стороны», заключили настоящее Соглашение о нижеследующем:

1. ПРЕДМЕТ СОГЛАШЕНИЯ

1.1. Стороны договариваются о прекращении всех обязательств Должника, вытекающих из Договора № от « » 2019 г. , заключенного между Кредитором и Должником, в силу предоставления Должником взамен исполнения этих обязательств отступного в соответствии с условиями настоящего соглашения.

1.2. По настоящему соглашению Должник безвозмездно передает Кредитору в качестве отступного в полном объеме право требования Должника к по Договору № от « » 2019 г. .

1.3. По Договору , указанному в п.1.2, Должнику принадлежит право требования .

2. РАЗМЕР ОТСТУПНОГО

2.1. Стороны устанавливают, что по Договору , указанному в п.1.1, Должник должен Кредитору .

2.2. Стороны договариваются, что с момента передачи Должником кредитору права требования, указанного в п.1.3 настоящего соглашения, обязательства Должника перед Кредитором по Договору , указанному в п.1.1 настоящего соглашения, прекращаются в полном объеме.

2.3. Право требования, указанное в п.1.3 настоящего соглашения, считается переданным Кредитору с момента подписания настоящего соглашения.

3. ОБЯЗАННОСТИ СТОРОН

3.1. При подписании настоящего соглашения Должник обязан передать Кредитору оригинал Договора , указанного в п.1.2, и сообщить иные сведения, имеющие значение для осуществления прав по указанному Договору .

3.2. Должник обязан письменно уведомить о состоявшемся переходе прав по Договору на .

4. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН

4.1. Должник отвечает перед Кредитором за недействительность переданных последнему прав. В этом случае Должник обязан возместить Кредитору понесенные последним убытки.

4.2. Должник не отвечает за неисполнение Договора , указанного в п.1.2, .

5. ФОРС-МАЖОР

5.1. Стороны освобождаются от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательств по настоящему соглашению, если это неисполнение явилось следствием обстоятельств непреодолимой силы, возникших после заключения настоящего соглашения в результате обстоятельств чрезвычайного характера, которые стороны не могли предвидеть или предотвратить.

5.2. При наступлении обстоятельств, указанных в п.5.1 настоящего соглашения, каждая сторона должна без промедления известить о них в письменном виде другую сторону. Извещение должно содержать данные о характере обстоятельств, а также официальные документы, удостоверяющие наличие этих обстоятельств и, по возможности, дающие оценку их влияния на возможность исполнения стороной своих обязательств по данному соглашению.

5.3. Если сторона не направит или несвоевременно направит извещение, предусмотренное в п.5.2 настоящего соглашения, то она обязана возместить второй стороне понесенные ею убытки.

5.4. В случае наступления обстоятельств, предусмотренных в п.5.1 настоящего соглашения, срок выполнения стороной обязательств по настоящему соглашению отодвигается соразмерно времени, в течение которого действуют эти обстоятельства и их последствия.

5.5. Если наступившие обстоятельства, перечисленные в п.5.1 настоящего соглашения, и их последствия продолжают действовать более двух месяцев, стороны проводят дополнительные переговоры для выявления приемлемых альтернативных способов исполнения настоящего соглашения.

6. КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

6.1. Условия настоящего соглашения конфиденциальны и не подлежат разглашению.

6.2. Стороны принимают все необходимые меры для того, чтобы их сотрудники, агенты, правопреемники без предварительного согласия другой стороны не информировали третьих лиц о деталях данного соглашения.

7. РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ

7.1. Все споры и разногласия, которые могут возникнуть между сторонами по вопросам, не нашедшим своего разрешения в тексте данного соглашения, будут разрешаться путем переговоров.

7.2. При неурегулировании в процессе переговоров спорных вопросов споры разрешаются в порядке, установленном действующим законодательством РФ.

8. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

8.1. Во всем остальном, что не предусмотрено настоящим соглашением, стороны руководствуются действующим законодательством Российской Федерации.

8.2. Любые изменения и дополнения к настоящему соглашению действительны при условии, если они совершены в письменной форме и подписаны надлежаще уполномоченными на то представителями сторон.

8.3. Все уведомления и сообщения в рамках настоящего соглашения должны направляться сторонами друг другу в письменной форме. Сообщения будут считаться исполненными надлежащим образом, если они посланы заказным письмом, по телеграфу, телетайпу, телексу, телефаксу или доставлены лично по юридическим (почтовым) адресам сторон с получением под расписку соответствующими должностными лицами.

8.4. Настоящее соглашение вступает в силу с момента его подписания сторонами.

8.5. Настоящее соглашение составлено в двух экземплярах, имеющих одинаковую юридическую силу, по одному экземпляру для каждой из сторон.

Об уступке права требования по государственным и муниципальным контрактам

Автор: Кошкина Т. Ю., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Комментарий к Письму Федерального казначейства от 23.08.2019 № 07-04-05/05-18156.

Строительная организация выполнила и сдала заказчику результат работ. На стороне заказчика имеется задолженность перед подрядной организацией. Вправе ли последняя уступить права требования этой задолженности другой организации?

Имеющаяся на данный момент судебная практика (в том числе на уровне Верховного Суда) подтверждает правомерность цессии по государственным и муниципальным контрактам. Однако против уступки постоянно выступают Минфин и Федеральное казначейство. В связи с этим подрядная организация вправе уступить права требования долга другой фирме, но доказывать законность уступки и взыскивать задолженность, скорее всего, придется в судебном порядке. Это повлечет потерю времени.

Рассмотрим позиции сторон, начав с запретительной.

По мнению Минфина, условие о порядке оплаты товара, работы или услуги, включая платежные реквизиты, которые указаны в государственном (муниципальном) контракте, является существенным и не может быть изменено в силу положений Закона о контрактной системе.

Кроме того, согласно ч. 5 ст. 95 Закона о контрактной системе при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый поставщик (подрядчик, исполнитель) является правопреемником вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения.

Еще один аргумент: государственный (муниципальный) контракт хотя и признается формой двусторонней сделки, но возникающие между сторонами правоотношения регулируются не только гражданским, но и бюджетным законодательством, которым не определен порядок санкционирования уплаты денежных обязательств третьему лицу, не являющемуся поставщиком (подрядчиком, исполнителем) по контракту. Поэтому до внесения соответствующих изменений в законодательство оплата по государственному (муниципальному) контракту возможна только поставщику (подрядчику, исполнителю), платежные реквизиты которого указаны в условиях контракта.

Такая позиция выражена в целом ряде писем финансового органа, некоторые из них направлены Федеральным казначейством для использования в работе (см., например, Письмо Минфина России от 16.08.2019 № 09-04-06/62906, направленное Письмом Федерального казначейства от 23.08.2019 № 07-04-05/05-18156).

Вместе с тем в судебной практике сформирован противоположный подход. Он основан на следующих положениях ГК РФ:

право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке – уступка требования (п. 1 ст. 382 ГК РФ);

для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ);

уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Без согласия должника не правомерна уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 1 и 2 ст. 388 ГК РФ);

соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не является основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения (п. 3 ст. 388 ГК РФ);

должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел к первоначальному кредитору, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 ГК РФ).

Кроме того, в п. 7 ст. 448 ГК РФ указано: если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом.

С учетом перечисленных положений суды делают вывод, что ГК РФ не только не запрещает уступку права требования по денежному обязательству, возникшему на основании государственного (муниципального) контракта, но и предусматривает возможность такой уступки.

Часть 5 ст. 95 Закона о контрактной системе суды, в отличие от Минфина, трактуют так: перемена поставщика (подрядчика, исполнителя) недопустима во время исполнения основного обязательства, являющегося предметом контракта (поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг). После того, как это обязательство исполнено и на стороне заказчика возникла задолженность, цессия возможна, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения.

Таким образом, судьи считают, что закон позволяет уступать права требования по государственному и муниципальному контракту третьим лицам после выполнения работ (или расторжения контракта). И только в том случае, если судом будет установлено, что соглашение об уступке заключено до того, как подрядчик выполнил работы, цессия будет признана незаконной (см. определения ВС РФ от 10.10.2017 № 310-ЭС17-11054 по делу № А14-7663/2016, от 05.09.2017 № 303-КГ17-11900 по делу № А73-14379/2016, от 20.04.2017 № 307-ЭС16-19959 по делу № А26-10174/2015, от 21.11.2016 № 309-ЭС16-11778 по делу № А34-4163/2015 и др.).

К сведению: Решением ВС РФ от 23.04.2019 № АКПИ19-112 признано недействующим со дня издания Письмо Минфина России от 21.07.2017 № 09-04-04/46799, в котором сообщалось, что личность поставщика (подрядчика, исполнителя) по контракту имеет существенное значение для государственного заказчика.

Подведем итог. Законодательство позволяет передавать третьему лицу право требования задолженности, возникшей у заказчика по государственному или муниципальному контракту. Однако доказывать это придется в судебном порядке, поскольку Минфин и Федеральное казначейство постоянно указывают на невозможность перечисления денег организации, не являющейся стороной контракта.

Отступное через уступку права требования

Поповой, судей Е. Борисовой, Г. Пауля рассмотрела в судебном заседании заявление открытого акционерного общества «Российский Сельскохозяйственный банк» в лице Самарского регионального филиала о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Самарской области от Другие лица, участвующие в деле, третьи лица: общество с ограниченной ответственностью «АгроИнвест» далее — общество «АгроИнвест» , закрытое акционерное общество «Парус».

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

В большинстве случаев суды принимают решения в пользу контролеров.

Банкротство, соглашение об отступном, цессия

Такой подход даже был косвенно поддержан Высшим арбитражным судом, который отказался пересматривать дело. Определение ВАС от Кратко опишем фабулу дел. По истечении некоторого времени Общество понимает, что вернуть денежные средства, полученные по займу, не получится.

Тогда Общим собранием участников было принято решение о передаче этого самого имущества в качестве отступного. Руководствуясь точкой зрения, что эта операция реализацией не является, и передача нежилых помещений в качестве отступного в счет исполнения обязательств по возврату заемных средств не образует объект налогообложения НДС, компания этот налог не исчислила.

По итогам камеральной налоговой проверки инспекция сделала вывод, что Общество неправомерно не исчислило НДС при передаче имущества в качестве отступного. На этом основании Обществу был доначислен налог и пени.

После безрезультатного оспаривания решения в вышестоящей налоговой, налогоплательщик обратился в арбитражный суд. Позиция Общества сводилась к тому, что передача отступного по договору займа не является операцией, облагаемой НДС. Общество ссылалось на положения НК о том, что налогом не облагаются операции займа в денежной форме, пп.

Реализацией признается передача прав собственности на товары на возмездной основе п. Исключений для операций по передаче отступного по договору займа не установлено. Следовательно, довод налогоплательщика о том, что операция не подлежит обложению НДС, так как это исполнение заемного обязательства, не состоятелен.

Норма НК предусматривает освобождение от НДС только операций по исполнению обязательств перед кредитором, а не их прекращению. То есть, при подписании соглашения о предоставлении отступного, обязательство по кредитному договору прекращается путем передачи имущества должника кредитору, фактически имеет место обмен денежных средств на товар, который передается в собственность кредитора.

Суды пришли к выводу, что в случае с данным налогоплательщиком имеет место передача залогодателем права собственности на имущество займодавцу при неисполнении заемного обязательства, что признается реализацией для целей исчисления НДС, в связи с чем передающая сторона обязана исчислить налог с реализации имущества.

Вторая сторона этого же вопроса касается возможности получения вычета по НДС стороной-получателем имущества.

Две компании были признаны банкротами, у них имелась задолженность перед банком. Общество выкупило права требования у банка.

После этого, будучи кредитором компаний-банкротов, получило часть нереализованного на торгах оборудования. Общество заявило НДС к вычету и получило отказ в возмещении. Суды трех инстанций отказали Обществу, поскольку исполнение обязательств по договору займа не признаются объектом налогообложения НДС.

Верховный суд, между тем, не согласился с выводами нижестоящих судов и указал следующее. Объектом налогообложения по НДС является в том числе реализация предметов залога по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

По кредитному договору банк предоставляет заемщику кредит, а заемщик обязуется вернуть полученную денежную сумму и уплатить проценты. При этом освобождены от обложения НДС операции по предоставлению займа в денежной форме и операции по исполнению заемщиков обязательств перед каждым новым кредитором по первоначальному договору, лежащему в основе договора уступки.

В данном случае имело место оставление за залогодержателем Обществом нереализованного предмета залога, то есть передача залогодателем права собственности на предмет залога залогодержателю при неисполнении заемщиками обеспеченного залогом обязательства.

Такая передача собственности на предмет залога в счет погашения требований залогового кредитора признается реализацией для целей исчисления НДС, поэтому передающая сторона обязана исчислить НДС с реализации, а Общество было вправе принять налог к вычету.

Отметим, что в период рассмотрения дела НК РФ не предусматривал освобождение от НДС операций по реализации имущества компаниями — банкротами. Если аналогичная история произойдет в текущее время, кредитор не сможет заявить НДС к вычету.

Однако выводы Верховного суда могут быть распространены на иные ситуации предоставления имущества в виде отступного по договору займа вне рамок дела о банкротстве. Это еще раз подтверждает, что все действия по передаче имущества между юридическими лицами в рамках группы компаний, а также передаче активов учредителям должны быть тщательно продуманы, чтобы избежать нежелательных налоговых последствий.

Так называемые безналоговые способы передачи имущества существуют, однако их использование точечно и должно быть выстроено в соответствии с фактурой конкретного бизнеса. Ваша заметка.

Соглашение об отступном путем цессии

Договоры уступки права требования пользуются популярностью у субъектов хозяйствования не первый год. И всегда их налогообложение вызывало вопросы, которые во многом зависят от правовой интерпретации данных договоров. Между тем и с правовой позиции договоры уступки права требования трактуют по-разному. Уступка права требования: правовая интерпретация Согласно ч.

Договор цессии на передачу прав требования на заключение договора отступного

Уплата налогов апреля Мы по договору цессии продаем право требования долга новому кредитору. Можно ли продать долг по цене равной сумме долга? И может ли цессионарий расплатиться с цедентом не денежными средствами, а произвести отгрузку товара?

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Перевод долга по кредиту на третье лицо

Передача прав и обязанностей по договору: что, кому и как? Передача недействительного требования по договору уступки права требования , которое прекращено надлежащим исполнением, влечет ответственность передающей стороны на основании ст. По соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного. Его размер, сроки и порядок предоставления устанавливаются сторонами ст.

Недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права требования , не влечет недействительности этого соглашения. Недействительность данного требования является в соответствии со статьей Гражданского кодекса Российской Федерации основанием для привлечения цессионарием к ответственности кредитора, уступившего требование. Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании суммы основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с неисполнением ответчиком обязательства по оплате полученного по договору купли-продажи недвижимого имущества.

Уступка требования

Заголовок сообщения: Re: Уступка т. Tindal писал следующее: Цитата: Но заблуждение статьи в другом, а именно в том, что она следует известной максиме эквити Цитата: Так что вы можете пообещать уступить право требования, но такой договор не будет цессией, а будет лишь обязательством в материальном договоре, который послужит основанием для совершения цессии как сделки во исполнение такого договора либо же предварительным договором о совершении цессии в будущем. Но вам в любом случае придется потом совершить реальную передачу цессию , когда оговоренное право требование появится на свет. Вся общественность согласна, что если передается будущее требование, то понятие цессия относится не ко всему договору, а только к исполнению обязанности одной из сторон консенсуального договора.

Уступка несуществующего права

Прекращение обязательства по решению государственного или муниципального органа; Прекращение обязательства смертью должника физ. Отступное как способ прекращения обязательства Отступное — прекращение обязательства уплатой денежных средств или передачей имущества отступного. В случае с займом отступным будет передача имущества. Фактически такая передача имущества в счет погашения долга рассматривается как реализация товаров, услуг, работ и подлежит налогообложению по общим правилам на всю сумму отступного. Вас может заинтересовать: Взыскание дебиторской задолженности юридических лиц.

Уступка требования

Действующее гражданское законодательство посвящает институту отступного всего одну статью Гражданского кодекса Российской Федерации далее — ГК РФ — статью , а проект изменений ГК РФ предлагает сократить ее содержание в полтора раза. В конечном счете все это приводит к неопределенности в отношениях субъектов гражданского права и упрощению форм использования отступного, поскольку только применительно к этим формам можно с уверенностью сказать, как будет работать отступное. Так, на сегодняшний день арбитражные суды едины в том, что соглашение об отступном само по себе не прекращает обязательство, но лишь трансформирует его в факультативное, а прекращение обязательства происходит только в момент предоставления отступного. Вместе с тем до сих пор встречаются судебные решения, в которых допускается изолированная уступка прав, возникших у кредитора по соглашению об отступном. Однако подобный подход скорее является исключением и, возможно, был вызван сиюминутной необходимостью защиты справедливости. Вследствие того что соглашение об отступном превращает обязательство сторон в факультативное, у должника возникает право прекратить обязательство предоставлением предмета отступного, а у кредитора — обязанность принять этот предмет в качестве замены исполнения.

Верховный суд поставил точку: передача имущества как отступного по договору займа облагается НДС

Фабула дела такова: Цедентом и цессионарием заключен договор цессии от Право требования подтверждено вступившими в законную силу судебными актами в том числе определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от

Соглашение об отступном: как составить, образец

Правовые основы, бухгалтерский учет и налогообложение операций по прекращению обязательства отступным Правовые основы, бухгалтерский учет и налогообложение операций по прекращению обязательства отступным О. Правовые основы прекращения обязательства отступным Под отступным как одним из способов прекращения обязательства по соглашению сторон подразумевается предоставление иного предмета исполнения взамен первоначально указанного в обязательстве предмета исполнения. Отступное является платой за отказ от исполнения, указанного в первоначальном обязательстве, средством освобождения должника от необходимости совершать первоначальное исполнение.

Какими проводками отразить списание дебиторской задолженности по соглашению об отступном

Нюансы налогообложения в случае прекращения обязательства по договору посредством отступного Иванов М. Дата размещения статьи:

LAWFIRM.ru

По российскому праву уступка требования недопустима, если требование непосредственно связано с личностью кредитора напр. Не допускается уступка требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 126 Уступка требования (цессия). Понятие

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector