1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Судебная практика по окончанию получения взятки безналичными денежными средствами

Судебная практика по окончанию получения взятки безналичными денежными средствами

Судебная практика по уголовным делам о получении взятки (на примере субъектов Приволжского федерального округа)


Достижению поставленной цели способствовала задача по анализу обвинительных приговоров судов общей юрисдикции субъектов РФ, входящих в Приволжский федеральный округ, по статье 290 УК РФ. Результатом исследования тали выводы, содержащие особенности судебной практике по кругу лиц, осуждаемых по ст. 290 УК РФ; наиболее распространенному виду получения взятки; тенденциям применения того или иного вида основного и дополнительного наказания за анализируемое преступление. Ключевые слова: получение взятки, коррупция, преступления коррупционной направленности, 290 УК РФ, взяточничество, мздоимство, лихоимство Сложившееся за последние годы антикоррупционное законодательство и практика его применения отвечают мировым стандартам.

Принято немало действенных антикоррупционных мер, внедрены механизмы, которые помогают выявить коррупционные схемы на любом уровне, работать целенаправленно, вовремя реагировать, а при необходимости — изолировать от общества коррупционеров.

Провокация взятки: судебная практика

Именно в делах о сбыте наркотических средств наиболее часто встречались признаки провокационных действий. Но решение этого пленума не заставило суды применять его на практике чаще, чем это было ранее.

Как правило, даже обнаруживая признаки провокации, суды закрывали глаза на открывшиеся обстоятельства во время судебных разбирательств, а также при рассмотрении жалоб на вынесенные приговоры. Ни для кого не является секретом, что такой метод выявления взяткополучателей, как провокация, пользуется немалой популярностью у сотрудников органов охраны правопорядка.

Вместе с тем и в практической деятельности блюстителей правопорядка, и во многих юридических справочниках вопрос о справедливости и законности этого способа борьбы с коррупцией уже долгие годы остается спорным и вызывает массу дискуссий. Такой вид преступления, как вымогательство, сегодня является одним из наиболее распространенных среди всех нарушений, имеющих коррупционную составляющую.

Вопросы квалификации дачи взятки и посредничества во взяточничестве, возникающие в современной правоприменительной практике Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

В частности, предложено изменить диспозицию ч. 1 ст. 2911 УК РФ, исключив из нее указание на размер передаваемой взятки.

Также обосновывается целесообразность изменения диспозиции нормы, предусмотренной ч.

5 ст. 2921УК РФ, и уменьшения предусмотренного в санкции этой нормы размера максимального наказания.Научная новизна: заключается в том, что в работе на основе анализа современной правоприменительной практики рассматриваются типичные ошибки, допускаемые следователями и судами при применении ст. 291 и 2911 УК РФ, и с учетом этого сформулированы предложения и рекомендации, направленные на повышение эффективности уголовно-правового воздействия на данные преступления.Практическая значимость: высказанные в статье суждения и сформулированные авторами выводы могут быть востребованы в законотворчестве (при подготовке соответствующих законопроектов о внесении изменений и дополнений в УК РФ); при

Дело № 49-О11-98

признан виновным в незаконном участии в предпринимательской деятельности лично и через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом.

Преступление совершено в городе Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре, а именно: Колобов Н.С. умышленно, из корыстных побуждений незаконно участвовал лично и через доверенное лицо — своего сына К в предпринимательской деятельности ООО в период с 1 января 2007 года по 1 января 2009 года и незаконно получил выгоды имущественного характера: в период с 1 января 2007 года по 1 января 2009 года в виде ежемесячных оплат услуг мобильной связи за использование им в личных целях телефонного номера мобильной связи зарегистрированного за ООО путем перечисления Обществом денежных средств со своих счетов на счета мобильного оператора, всего на сумму рублей копеек; в период времени с 1 января 2007 года по 1 января 2009 года, выразившуюся в праве

Апелляционное определение № 11-41/2014 от 27 ноября 2014 г.

по делу № 11-41/2014

в пользу Российской Федерации денежные средства, полученные ею в качестве взятки, в размере 31000 рублей. Взыскать с Архиповой О.А. государственную пошлину в местный бюджет в размере 1130 рублей.

у с т а н о в и л : Прокурор Черновского района г. Читы обратился в суд с иском к Архиповой О.А., в котором просил взыскать с ответчицы в доход Российской Федерации 31 000 рублей.

В обоснование исковых требований прокурор указывал на то, что приговором Черновского районного суда г.

Приговор суда по ст. 290 УК РФ № 01-0192/2016 | Судебная практика

руководителя УФССП России по Москве .на должность судебного пристава-исполнителя . отдела судебных приставов Управления федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Москве (далее – .

ОСП), был обязан осуществлять свою деятельность в соответствии с положениями Конституции Российской Федерации, ФЗ РФ № 118-ФЗ от 21.07.1997 «О судебных приставах», ФЗ РФ № 229-ФЗ от 02.10.2007 «Об исполнительном производстве», ФЗ РФ № 79-ФЗ от 27.07.2004 «О государственной гражданской службе Российской Федерации», иными законодательными и ведомственными нормативными актами, должностным регламентом, утвержденным и.о. руководителя УФССП России по Москве «дата», обладал широким кругом прав и полномочий властного характера в отношении неопределенного круга лиц.

Действуя в пределах своих должностных полномочий, он (Бахадыров Т.Х.) осуществлял исполнительные действия по исполнительному производству № .

Приговор суда по ч. 6 ст. 290 УК РФ № 01-0001/2016 | Судебная практика


4 ст.

,УСТАНОВИЛ:фио совершила получение взятки, то есть получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенное в особо крупном размере, а именно: Так, фио, работая на основании Приказа № 33-лс от дата заместителем директора наименование организации (наименование организации) и в связи с распределением обязанностей, утвержденным Приказом № 235 от дата, непосредственно планируя и контролируя деятельность бухгалтерии, финансово- экономического управления и управления материально-технического снабжения и обслуживания зданий, обладая в соответствии с должностной инструкцией и выданной ей директором Учреждения генеральной доверенностью № 44 от дата полномочиями заключать и расторгать договоры, вносить в них изменения и дополнения, совершать иные сделки, подписывать

Проблемы квалификации получения взятки по моменту его окончания

Несмотря на то, что Пленумом Верховного суда обозначена правовая позиция относительно момента окончания преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ, ряд авторов, в том числе, Ю.

Пудовочкин, настаивают на том, чтобы признавать указанное преступление оконченным с момента, когда у получателя незаконного вознаграждения появляется реальная возможность пользоваться или распоряжаться переданными ценностями по своему усмотрению. Основным аргументом рассматриваемого подхода является положение о том, что получение взятки — это корыстное преступление, следовательно, преступление не следует признавать оконченным, пока у лица не появится возможность реализовать корыстную цель [12, с.

97]. При таких обстоятельствах представляется обоснованной позиция, изложенная в Постановлении № 24, поскольку по конструкции рассматриваемый состав преступления сформулирован как формальный, основным объектом

Взятка ст. 290 УК РФ (Часть 9 — Квалифицирующие признаки получения взятки: «вымогательство взятки — коммерческого подкупа».

Для квалификации содеянного по п.Б ч.5 ст. 290 УК РФ либо по п. Б ч. 4 ст.

204 УК РФ не имеет значения, была ли у должностного лица либо у лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, реальная возможность осуществить указанную угрозу, если у лица, передавшего взятку или предмет коммерческого подкупа, имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. Можно рассмотреть пример, когда следователь зная, что уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления, угрожает обвиняемому направить дело с обвинительным заключением прокурору, а, получив взятку, дело по предусмотренным законом основаниям прекращает.

Таким образом, можно выделить 2 вида вымогательства взятки: 1.

Должностное лицо выдвигает соответствующее требование и угрожает совершить действия (бездействие), нарушающие законные права и интересы гражданина, ставшего

Последний эпизод был проведен с участием Мухтаровой В.В., передавшей П. 3000 рублей и действовавшей рамках оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент». По данному преступлению суд квалифицировал действия виновной как оконченный состав преступления независимо от того, действовало ли лицо в рамках оперативно-розыскного мероприятия или нет.

Судебная практика по ч Получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации взятки в значительном размере — наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до одного миллиона пятисот тысяч рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от шести месяцев до двух лет, или в размере

Приговор суда по ч.

Оценивая в указанной части показания Асташева как защитную позицию, суд усматривает, что эти показания Асташева являются непоследовательными, что исключает признание их недостоверными.

Кроме того, в судебном заседании выяснились мотивы изменения показаний Дивеевым, данных в ходе расследования, и каких либо достоверных доказательств о фальсификации доказательств, а также оказания давления на Дивеева сотрудниками ФСБ при производстве расследования с целью сообщения ложных сведений, не получено.

Взятка ст. 290 УК РФ (Часть 7 — стадии получения взятки и коммерческого подкупа)

получение должностным лицом лично взятки в виде денег за незаконные действия в пользу взяткодатель.

ВС РФ разъяснил, что, если взяткодатель (посредник) намеревался передать, а должностное лицо — получить взятку в значительном или крупном либо в особо крупном размере, однако фактически принятое должностным лицом незаконное вознаграждение не образовало указанный размер, содеянное надлежит квалифицировать как оконченные дачу либо получение взятки или посредничество во взяточничестве соответственно в значительном, крупном или особо крупном размере.

(абз. 2 п. 10 Постановления Пленума от 09.07.2013 № 24).

Согласно п. 11 Пленума, в тех случаях, когда предметом получения или дачи взятки, посредничества во взяточничестве либо коммерческого подкупа является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия должностного лица либо

Момент окончания взяточничества Текст научной статьи по специальности «Государство и право.

На основании этого содеянное квалифицируется как оконченное преступление в пределах умысла виновного независимо от фактической его реализации и достижения преступной цели. В случаях, когда должностное лицо отказалось принять взятку, взяткодатель несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное ст. 291 УК РФ. Из этого положения можно сделать вывод о том, что моменты окончания получения взятки и ее дачи совпадают во времени и одно преступление не может состояться без другого.

Но не все так однозначно, в частности когда взятка является безналичными денежными средствами, и деньги переведены в банк на счет должностного лица.

Проблемы квалификации получения взятки по моменту его окончания

Дата публикации: 18.06.2018 2018-06-18

Статья просмотрена: 583 раза

Библиографическое описание:

Гуляева Э. В. Проблемы квалификации получения взятки по моменту его окончания // Молодой ученый. — 2018. — №24. — С. 198-201. — URL https://moluch.ru/archive/210/51390/ (дата обращения: 23.11.2019).

Одним из наиболее актуальных вопросов квалификации преступлений, охватываемых понятием «взяточночетсво», является вопрос о моменте окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве. Оценка данного вопроса по-прежнему является неоднозначной как в теории, так и на практике, несмотря на принятие Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (далее — Постановление Пленума ВС РФ № 24), в котором даны новые разъяснения относительно момента окончания различных форм взяточничества.

Согласно пункту 10 Постановления Пленума ВС РФ № 24 получение взятки считается оконченным с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей. При этом не имеет значения, получило ли указанное лицо реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению.

Несмотря на то, что Пленумом Верховного суда обозначена правовая позиция относительно момента окончания преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ, ряд авторов, в том числе, Ю. Пудовочкин, настаивают на том, чтобы признавать указанное преступление оконченным с момента, когда у получателя незаконного вознаграждения появляется реальная возможность пользоваться или распоряжаться переданными ценностями по своему усмотрению. Основным аргументом рассматриваемого подхода является положение о том, что получение взятки — это корыстное преступление, следовательно, преступление не следует признавать оконченным, пока у лица не появится возможность реализовать корыстную цель [12, с. 97].

При таких обстоятельствах представляется обоснованной позиция, изложенная в Постановлении № 24, поскольку по конструкции рассматриваемый состав преступления сформулирован как формальный, основным объектом выступают общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование органов государственной власти и реализацию интересов службы, а не отношения собственности.

Неоднозначно в теории и на практике решается вопрос об установлении момента окончания получения взятки в значительном, крупном, особо крупном размерах при получении лицом части ценностей, не составляющих значительного, крупного, особо крупного размера, хотя предполагалось получить их в соответствующем размере.

Так, Архангельским областным судом как оконченное преступление квалифицировано получение взятки оперативным уполномоченным отдела по борьбе с экономическими преступлениями на потребительском рынке, финансово-кредитной сфере и сфере оборота водных биологических, в крупном размере, когда за совершение незаконных действий по прекращению проверки в отношении предпринимателя В. он получил только часть оговоренной суммы взятки, после чего был задержан сотрудниками правоохранительных органов. Такой подход соответствует положениям абзацу 2 пункта 10 Постановления № 24.

Однако, необходимо отметить, что существует 3 различных точки зрения по данному вопросу.

Во-первых, по мнению А.В. Грошева и многих других исследователей содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, с момента принятия хотя бы части, если предполагалось получение ценностей в соответствующем размере. Сторонники указанного подхода исходят из общего правила определения момента окончания преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ [7, с. 94].

Исследователи, придерживающиеся второй точки зрения, полагают, что содеянное требует квалификации по совокупности преступлений: как покушение на преступление в значительном, крупном, особо крупном размере и оконченное преступление в размере фактически переданных ценностей. Данный вариант основан на том, что состав преступления является формальным, размер взятки является объективным признаком, для признания преступления оконченным требуется, чтобы должностное лицо приняло взятку в значительном, крупном, особо крупном размере. В то же время, поскольку содеянное содержит признаки оконченного преступления, помимо покушения требуется еще квалификация преступления как оконченного в размере фактически полученных ценностей.

Согласно третьей точке зрения, как указывают А.О. Безверхов, Л. Боровых, В. Степанов, В. Шумихин, Н. Чудин, Н. Лопашенко, В.Н. Щепельков, М. Любавина, имеет место покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере. Дополнительной квалификации не требуется. Третий вариант также аргументирован тем, что размер взятки — это объективный признак, следовательно, преступление не является оконченным до тех пор, пока должностное лицо не приняло ценности в соответствующем размере [19, с. 4].

В судебной практике на уровне решений Верховного Суда РФ встречались два первых варианта, в доктрине доминирующей является правовая позиция, соответствующая третьему варианту.

В этой связи представляет интерес еще один вопрос, связанный с особенностью такого предмета взяточничества, как оказание услуг имущественного характера. Это определение размера в случае, когда услуга до конца не выполнена. Несмотря на то, что Пленум прямого ответа на данный вопрос не дает, тем не менее, из подхода к установлению момента окончания преступления можно заключить, что размер взятки будет определяться стоимостью услуги в целом. Эта логика, по мнению В.Ф. Щепелькова и ряда других авторов, представляется неприемлемой для исчисления размера взятки и была неоднократно подвергнута критике.

В то же время, в соответствии с позицией ВС РФ в случае, когда должностному лицу предмет взятки передавался в виде фальшивых денежных средств, действия взяткополучателя подлежат квалификации как покушение на взятку в том размере, на который был направлен умысел виновного.

Как отмечает Л.И. Фарберова, поддельные банкноты не являются законным средством платежа, в связи с чем не могут находиться в денежном обращении, поскольку лишены экономических свойств, присущих действительным деньгам [15, с. 79]. Р. Шарапов поддерживает такую правовую позицию, усиливая ее тем, что поддельным денежным знакам в силу их ничтожности для финансового оборота не представляется возможным дать легальную денежную оценку, необходимую для рассмотрения дел о взяточничестве и обязательную для определения размера взятки, непосредственно влияющего на квалификацию [17, с. 37].

Впервые Пленумом ВС РФ дано разъяснение относительно момента окончания взяточничества, совершаемого под контролем органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Согласно пункту 13 Постановления получение или дача взятки, в том числе через посредника, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление вне зависимости от того, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом. Однако данный подход нередко подвергается критике в литературе.

Так, по мнению Б.В. Волженкина, ввиду того, что в такой ситуации взятка как таковая субъекту не давалась, его действия необходимо квалифицировать лишь как покушение на получение взятки [5, с. 118]. Поскольку предмет рассматриваемого преступления является одним из объективных признаков состава, получение взятки надлежит считать оконченным посягательством только при условии, если должностное лицо приняло незаконное имущественное вознаграждение, переданное ему именно от взяткодателя, т. е. лица, в действиях которого имеются все признаки состава дачи взятки. Если должностное лицо принимает имущественное вознаграждение, которое оно считает взяткой, от субъекта, в действительности не являющегося взяткодателем, а только имитирующего дачу взятки и не имеющего умысла на подкуп чиновника в целях совершения последним действий (бездействия) по службе (таковым является лицо, участвующее в ОРМ), передаваемые ценности нельзя считать взяткой. Вместе с тем, позиция Верховного Суда по данному вопросу сформирована, хотя и не является бесспорной.

Как следует из судебной практики, гораздо сложнее дифференцировать изобличение взяткополучателя в ходе правомерных оперативно-розыскных мероприятий и провокационно-подстрекательских действий, организованных сотрудниками правоохранительных органов. Сотрудники, как правило, действуют с целью пресечения коррупционной деятельности лица, в отношении которого поступала информация о ранее полученных им взятках. Однако суды не признают ОРМ обоснованным и правомерным в случае, если с требованием о передаче взятки выступило само должностное лицо, но было установлено, что «благоприятная» для таких действий обстановка организована с участием оперативных работников. Такие действия признаются провокационно-подстрекательскими.

Помимо прочего, немало вопросов возникает при квалификации продолжаемого взяточничества, в частности, при следующих обстоятельствах: если должностное лицо, получив от взяткодателя незаконное вознаграждение в оговоренном размере за совершение определенного деяния, требует повысить размер взятки и взяткодатель, согласившись с предъявленным требованием, передал дополнительное вознаграждение.

Рассматриваемая ситуация порождает правоприменительную дилемму, требующую выбора между совокупной квалификацией и констатацией признаков продолжаемого преступления. П.С. Яни, Т.А. Николенко полагают, что в данной ситуации отсутствуют признаки продолжаемого преступления, а имеет место совокупность преступлений, поскольку состав преступления объективно и субъективно завершен с момента получения взятки, соответствующей первоначальной договоренности. Однако авторы не учитывают, что требование дополнительного незаконного вознаграждения может быть спланировано взяткополучателем изначально, и кроме того, желание взяткополучателя получить дополнительное вознаграждение нельзя расценивать как новый умысел на получение взятки. Указанные обстоятельства свидетельствуют об определенной динамике первоначального умысла, которая остается в его рамках [20, с. 25].

Иначе следует квалифицировать действия взяткополучателя, который после получения взятки в заранее определенном размере сообщает взяткодателю о том, что для совершения действия (бездействия), в котором заинтересован взяткодатель, необходимо дать взятку другому должностному лицу. В этом случае получение чиновником дополнительного незаконного вознаграждения для передачи другому должностному лицу является результатом формирования нового умысла, а значит, это деяние должно получить самостоятельную уголовно-правовую оценку:

1) как посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ), если должностное лицо, получившее вторую взятку, передало ее другому взяткополучателю;

2) как мошенничество (ст. 159 УК РФ), если информация о необходимости подкупить еще одно должностное лицо является ложной и сообщается с целью похитить дополнительное незаконное вознаграждение. В этом случае имеет место так называемое «мнимое посредничество» во взяточничестве; правила его квалификации изложены в пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда № 24

Таким образом, в статье рассмотрены проблемы квалификации преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 290 УК РФ по моменту его окончания. Подводя итог, необходимо отметить, что рассматриваемые преступления подлежат квалификации с учетом формальной конструкции состава, а также основного объекта, независимо от правил квалификации иных преступлений, в частности, различных форм хищения, незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Основные вопросы квалификации рассматриваемого деяния изложены высшей судебной инстанцией в Постановлении Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 9 июля 2013 г. № 24.

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации: фед. закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 20.12.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. № 25. Ст. 2954.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 г. № 24 (ред. от 03.12.2013) «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // БВС РФ. 2013. № 9.
  3. Волженкин Б.В. Служебные преступления: Комментарий законодательства и судебной практики. СПб., 2005. 423 с.
  4. Грошев А.В. Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа по УК РФ // Уголовная политика в сфере обеспечения безопасности здоровья населения, общественной нравственности и иных социально-значимых интересов: материалы II научно-практической конференции, 25 мая 2013. Ч. I. М, 2013. С. 92-95.
  5. Краюшкина Я.В. Момент окончания взяточничества / Я.В. Краюшкина // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. 2016. № 2. С. 62–64.
  6. Кулагин А.Н. Особенности квалификации продолжаемого взяточничества // Уголовная политика: теория и практика. 2016. № 2. C. 173-176.
  7. Пудовочкин Ю. Е. Получение взятки как корыстное преступление // Уголовное право. 2013. № 5. С. 97-99.
  8. Скоморохов С. А. Момент окончания взятки и коммерческого подкупа и посредничества в них // Вестник ЮГУ. 2015. № 2 (38). С. 219-220.
  9. Фарберова Л.И. Получение взятки в виде денег: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации // Законодательство и экономика. 2014. № 5. 78 — 81.
  10. Шарапов Р.Д. Момент окончания взяточничества // Криминалистъ. 2016. № 1. C. 35-38.
  11. Щепельков В.Ф. Позиции пленума верховного суда российской федерации относительно момента окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве, коммерческого подкупа // Криминалистъ. 2014. № 1(14). C. 3-9.
  12. Яни П.С. Новые вопросы квалификации взяточничества // Законность. 2014. № 9. С. 22 — 27.

Приговоры судов по ст. 290 УК РФ Получение взятки

Лященко О.В. совершил преступление в г.Кемерово при следующих обстоятельствах.Лященко О.В., назначенный приказом Врио руководителя ### от **.**.**** Верхнеобского территориального управления Федерального агентства по рыболовству (далее ТУ Росрыбол.

Колесник Д.В. и Минасян Р.Р. являясь должностными лицами действуя группой лиц, превысили должностные полномочия, то есть совершили действия явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов гражда.

«К» совершила преступление против интересов государственной службы при следующих обстоятельствах:Так, она, в период времени с до , назначенная приказом начальника УМВД России по г.Владивостоку № от на должность дознавателя отдела дознания отдела п.

К совершил получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег, за совершение незаконного бездействия в пользу взяткодателя.Преступление совершено подсудимым при следующих обстоятельствах:К, являясь сотрудником правоохранительных орга.

Приказом УМВД России по № л/с от дд.мм.гггг Асташев с дд.мм.гггг назначен на должность инспектора группы по исполнению административного законодательства отдела полиции № УМВД России по (далее — инспектор ГИАЗ ОП № УМВД России по ).В соответствии .

Денисов Ю.Н., будучи должностным лицом, неоднократно получал взятки в виде денег и иного имущества, а Денисова Т.М. при этом совершила посредничество во взяточничестве.Преступления ими совершены при следующих обстоятельствах:1. В 2008 — 2009 г.г. .

Никитина Н.В. совершила получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение незаконных действий в пользу взяткодателя, имея возможность в силу должностного положения способствовать указанным действиям при следующих обстоятельствах.

Мельник Н.В., являясь должностным лицом, совершил получение лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу представляемого взяткодателем лица, когда эти действия входили в его служебные полномочия, при следующих обстоятельствах.Так, он.

Перегудов А.В. совершил получение должностным лицом лично взятки в виде денег в значительном размере, за совершение действий в пользу взяткодателя, если указанные действия входят в служебные полномочия должностного лица, при следующих обстоятельст.

Г Г.М., назначенный с на основании приказа начальника УМВД России по г. Г . от на должность старшего участкового уполномоченного полиции отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции . .

Подсудимый Степанов Е.Е., являясь должностным лицом – испектором (дорожно-патрульной службы) взвода № полка дорожно-патрульной службы государственной инспекции безопасности имея специальное звание – старший лейтенант полиции, назначенный на указан.

Агеев М.А., назначенный приказом прокурора Ростовской области № от 15.07.2013 на должность заместителя начальника управления — начальника первого отдела управления по надзору за процессуальной деятельностью СУ СК РФ по Ростовской области прокурату.

Согласно приказу руководителя УФРС по Нижегородской области от дд.мм.гггг №-лс в учетные данные А***И.В. — специалиста 1 разряда отдела регистрации прав на жилые помещения УФРС по Нижегородской области внесены изменения в связи с изменением фамили.

Юркевич А.М. совершил хищение чужого имущества путем обмана, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере. Преступление совершено при следующих обстоятельствах.Распоряжением __ Ф __ от xx.xx.xxxx Юркевич А.М. принят на мун.

Гейдаров Т.М.о. совершил получение взятки в крупном размере, то есть получение должностным лицом лично взятки в виде денег за незаконные действия в крупном размере.Преступление совершено в Санкт-Петербурге при следующих обстоятельствах:Гейдаров Т.

Ю.М. Мицкевич и М.В. Каленчук каждая совершила покушение на мошенничество, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на хищение чужого имущества, совершенное путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с использованием с.

Моисеев А.А., являясь должностным лицом, лично получил взятку в виде денег в крупном размере за совершение незаконных действий в пользу взяткодателя в г. Томске при следующих обстоятельствах.Подсудимый Моисеев А.А., назначенный на основании приказ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.303, 304, 307-310, 313 УПК РФ, судП Р И Г О В О Р И Л:Арестова А.Г. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.«в» ч.5 ст.290, ч.6 ст.290 УК РФ, и назначить ему наказание:- по п.«.

В соответствии с приказом начальника ГУ МВД России по № от дд.мм.гггг Фомин Н.П. с дд.мм.гггг назначен на должность старшего инспектора дорожно-патрульной службы взвода отдельного батальона дорожно-патрульной службы ГИБдд управления МВД России по .

Чуваев А.В., уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, совершил приготовление к преступлению, то есть сговор на совершение преступления и иное умышлен.

Верховный суд запретил возвращать потраченные на взятки деньги

Верховный суд в первом за этот год обзоре судебной практики разъяснил принципиальную позицию: взяткодатель, даже избежав уголовной ответственности, не вправе претендовать на возврат денег после вынесения приговора их получателю. Согласно судебной статистике, оставление «одаривателей» на свободе – уже некий прецедент: самих взяткополучателей отправляют в колонию в три раза реже.

В главе, посвященной практике коллегии по уголовным делам, разбирается ряд процессуальных вопросов. В частности, ВС указывает, что в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 290 УК, подлежат конфискации, то есть принудительному безвозмездному изъятию и обращению в собственность государства.

Коттеджи за регистрацию нелегалов

В качестве примера анализируется конкретное дело. В марте 2015 года Челябинский облсуд признал главу регионального управления Федеральной миграционной службы Артура Дамерта виновным по ч. 1 ст. 286 (превышение служебных полномочий), п. «в» ч. 5 ст. 290 УК (получение взятки в виде незаконного оказания услуг имущественного характера, в крупном размере). Установлено, что Дамерт помог директору одной из стройфирм продлить сроки регистрации его иностранным сотрудникам и получить разрешения на работу вновь прибывшей группе.

За свои услуги глава УФМС потребовал выполнить проектные и строительные работы по возведению двух коттеджей его сыну и дочери. С июня 2008 по сентябрь 2009 года организация за свой счет возвела два объекта на участке, принадлежащем родственникам Дамерта. Сумма затрат составила более 5,7 млн рублей. Дамерт был приговорен к пяти годам колонии строгого режима и штрафу в 500 000 рублей. Кроме того, согласно ст. 104.1 и 104.2 УК, суд постановил взыскать с него в доход государства 5,7 млн рублей – стоимость имущества, полученного в качестве взятки. Отправить экс-главу УФМС в колонию, в частности, помогли показания взяткодателя.

Вместе с тем суд отказался удовлетворить исковые требования директора стройфирмы о взыскании с осужденного 8,1 млн рублей в счет возмещения общего материального ущерба. В апелляционной жалобе бизнесмен утверждал, что суд без достаточных оснований исключил из приговора Дамерту квалифицирующий признак вымогательства взятки. Он настаивал на том, что мзду у него вымогали, в связи с чем закон не лишает его права на получение возмещения вреда, причиненного преступлением. Однако коллегия по уголовным делам ВС оставила приговор без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения (определение № 48-АПУ15-17).

Невозвратная взятка

Несмотря на то обстоятельство, что в отношении предпринимателя было отказано в возбуждении уголовного дела по ст. 291 УК РФ (дача взятки), он не вправе претендовать на возвращение ценностей, переданных в виде взятки, указал ВС. «Ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ (получение взятки), подлежат конфискации», – отмечается в обзоре судебной практики. По мнению ВС, нижестоящая инстанция дала правильную правовую оценку действиям Дамерта, и оснований усомниться в обоснованности исключения из его приговора признака «с вымогательством взятки» не имеется.

Законодатель предусмотрел существенный бонус в виде освобождения от уголовной ответственности за счет примечания к статье 291 УК РФ, учитывая, что часть 5 данной статьи относится к категории особо тяжких преступлений (лишение свободы до 12 лет), говорит зампредседателя коллегии адвокатов «ДЕ-ЮРЕ» Антон Пуляев. Примечанием установлено, что лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

В данном случае речь идет о конфискации имущества и доходов, полученных преступным путем, поясняет старший юрист практики разрешения споров Goltsblat BLP Дмитрий Горбунов. Закон предусматривает самостоятельную ответственность как за получение взятки, так и за дачу таковой. При наличии оконченных составов преступления со стороны взяткодателя и взяткополучателя логика суда вполне соответствует букве закона, добавляет юрист. «Обе стороны совершают преступление, объединенное единым умыслом. Доход взяткополучателя – это преступный доход. Исключением может быть передача средств взяткополучателю в рамках проводимых с участием потерпевшего розыскных мероприятий. Открытым остается вопрос случая вымогательства взятки. В этом случае именно потерпевший (а следствие должно определить его статус применительно к ст. 42 УПК), основываясь на материалах уголовного дела, должен доказать факт вымогательства, исключающий добровольную передачу взятки», – подытоживает Горбунов.

Статистика в пользу взяточников

Позиция ВС, изложенная в определении, соответствует подходу, ранее сформированному в Постановлении Пленума Верховного Суда от 9 июля 2013 года №24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», отмечает партнер АБ “Андрей Городисский и Партнеры”, адвокат по уголовным делам Людмила Кучерова. «Согласно этому Постановлению, взяткодатель не имеет права на возвращение имущества, переданного в виде взятки, поскольку сама дача взятки является уголовным преступлением, — поясняет адвокат. — Освобождение взяткодателя от ответственности в связи с вымогательством взятки и в связи с содействием раскрытию преступления не означает отсутствия в его действиях состава преступления (не является реабилитирующим основанием)». Поэтому такие лица не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки, солидарен председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго. В данном обзоре лишь подтверждена вышеизложенная позиция, подчеркивает он.

К слову, предприниматель мог бы довольствоваться уже тем, что остался на свободе. Это подтверждает статистика Судебного департамента при ВС по делам коррупционной направленности за 2015 год. Согласно ей, за получение взяток были осуждены 1845 человек, а за дачу взятки приговорены почти втрое больше – 5352 человека. Причем такое соотношение (дающих судят чаще мздоимцев) сохраняется уже много лет, несмотря на то, что де-юре при взятке к преступлению причастны обе стороны. Антикоррупционные программы, внедренные в ряде ведомств, видимо, дали свои плоды, и чиновники все чаще сообщают «куда следует» о попытках подкупа.

Дающий взятку осознает, что за нее взяткополучатель позволит ему нарушить закон, подчеркивает главный консультант по уголовно-правовым вопросам «S&K Вертикаль» адвокат Владимир Алешин. «Совершенно верно, как по определениям и справедливости и законности предмет взятки конфискуется, – говорит он. – Законодатель предусмотрел освобождение от уголовной ответственности в случае добровольного заявления о даче взятки. То есть взяткодатель добровольно отказывается от доведения своего преступного умысла до конца, однако этому предшествовал сам факт передачи предмета взятки. В этом случае предмет взятки обоснованно изымается в пользу государства». Адвокат полагает, что ВС относит предмет взятки к орудию совершения преступления: это некий предмет, при помощи которого совершается преступление. Если взяткодатель передал предмет взятки самостоятельно, а потом заявил о вымогательстве последней, то в этом случае предмет взятки не может быть возвращен, поскольку факт его передачи являлся самостоятельным и добровольным действием взяткодателя, добавляет Алешин.

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2016) можно ознакомиться здесь.

Провокация взятки: судебная практика

Провокация – достаточно распространенный способ проведения оперативных мероприятий по поимке преступников среди работников спецслужб, правоохранительных органов. Судебная практика по делам о взяточничестве, касающимся применения провокации, не отличается заметным объемом, в отличие, например, от судебной практики по каско, а прекращение таких дел ввиду того, что в ходе судебного процесса было установлено провокационное действие со сторон сотрудников правоохранительных органов, наблюдается достаточно редко. Объясняется это тем, что само явление провокации подлежало длительному замалчиванию, в том числе и со стороны судебных инстанций.

Первые разъяснения по этому вопросу были получены принятием на Пленуме ВС в 2006 году Постановления «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», где были даны разъяснения самого понятия провокации, подстрекательств. Именно в делах о сбыте наркотических средств наиболее часто встречались признаки провокационных действий. Но решение этого пленума не заставило суды применять его на практике чаще, чем это было ранее.

Как правило, даже обнаруживая признаки провокации, суды закрывали глаза на открывшиеся обстоятельства во время судебных разбирательств, а также при рассмотрении жалоб на вынесенные приговоры.

Провокация, как способ выявления взяточников

Ни для кого не является секретом, что такой метод выявления взяткополучателей, как провокация, пользуется немалой популярностью у сотрудников органов охраны правопорядка. Вместе с тем и в практической деятельности блюстителей правопорядка, и во многих юридических справочниках вопрос о справедливости и законности этого способа борьбы с коррупцией уже долгие годы остается спорным и вызывает массу дискуссий.

Такой вид преступления, как вымогательство, сегодня является одним из наиболее распространенных среди всех нарушений, имеющих коррупционную составляющую. Можно смело сказать, что нет практически ни одной сферы государственной власти, которая не была бы поражена этим недуги и функционировало нормально, не разрушая сознания общественности о своих способах работы и не порождая желания дачи взятки.

Учитывая то, что обе стороны этого вида преступления не заинтересованы в его раскрытии, раскрываемость по подобным делам имеет одни из самых невысоких показателей. Поэтому сотрудники правоохранительных органов прибегают и используют провокацию с целью выявления нечистоплотных чиновников, врачей, педагогов, прочих лиц, подпадающих под ответственность за вымогательство взятки или коммерческого подкупа. Естественно, что подобные действия не могут не приводить к произволу среди сотрудников органов, служителей закона, к превышению служебных полномочий, значительному ущемлению интересов и прав, заложенных в Конституции РФ, тех должностных лиц, по отношению к которым данный метод борьбы с получением и вымогательством взятки и используется. В обзоре судебной практике по делам о взяточничестве нередки случаи, когда обвиняемые в вымогательстве или получении взятки лица были полностью оправданы в связи с тем, что в действиях заявителей был установлен факт провокации, а доказательная база содержала неубедительные для суда подтверждения виновности подсудимых.

Так, одним из районных судов Липецка был вынесен оправдательный приговор по делу, где врачу противотуберкулезного диспансера было выдвинуто обвинение в совершении преступления, направленного против госслужбы. А именно — выдаче за определенную плату без проведения надлежащего осмотра справок о состоянии здоровья иностранным гражданам, без которых они не могут официально устроиться на работу, а в случае обнаружения болезни (туберкулеза) подлежат депортации из страны. В обвинении было указано, что врач согласился выдать пять справок об отсутствии туберкулеза для предоставления их в миграционную службу сотруднику липецкой милиции, который обратился к нему с подобной просьбой, представившись бизнесменом. За свои услуги представитель медицинского учреждения получил вознаграждение в сумме пятнадцати тысяч рублей.

Во время разбирательства суд пришел к выводу, что дело не столь однозначно, как его представляют правоохранительные органы, доказательная база не содержит документов, бесспорно подтверждающих факт вымогательства, получения вознаграждения, а также выявил признаки провокации получения вознаграждения должностным лицом.

Подобные выводы были сделаны на основании того, что судом было установлено: мнимый бизнесмен на протяжении всего рабочего дня преследовал медработника с просьбами о выдаче ему липовых справок и не раз получал отказ, но врач в конце концов не устоял перед настойчивыми уговорами и согласился на предложение. «Бизнесмен» фактически принудил его взять деньги. Суд расценил совершенные сотрудником правоохранительных органов действия, как провокация взятки, определив, что они вышли за границы оперативных мероприятий.

Подобных случаев судебная российская практика по делам о взятках насчитывает с каждым годом все больше. Учитывая то, что антикоррупционное законодательство постоянно ужесточается, а борьба с коррупцией все больше популяризуется, тема провокации получения взятки становится все популярней и вызывает массу споров. Следует ли «ловить на приманку» только тех, кто был замечен, уличен в нечистоплотности в этом вопросе или в надежде на то, что кто-то да клюнет, следует провоцировать всех должностных лиц.

Преступление провокация в истории РФ

Законодательство в этом вопросе постоянно меняется, то одобряя подобные методы, то запрещая их. Еще в начале прошлого века один известный правовед отметил, что чем менее развита розыскная система, чем она слабее, тем чаще ее сотрудники прибегают к методам провокации, в том числе и в случаях дачи взяток. Стоит отметить, что современные оперативники не изобрели ничего нового в методе провокации, этот способ ловли взяточников был известен и пользовался большой популярностью еще у полицейских в царской России.

Запрет на использование подобного способа впервые был заложен в Уголовном кодексе, принятом в 1922 году уже в советском праве. Несмотря на то что периоду нэпа был характерен высокий уровень взяточничества, где фигурировали достаточно высокие суммы, статья, предусматривающая ответственность за провокацию дачи взятки, была все-таки заложена. В новой редакции УК РФ, принятом в 1960 году этой нормы уже не было, а в действующий в настоящее время кодекс от 1996 года ответственность за провокацию получения взятки была заложена в разделе: Преступления, направленные против правосудия.

Особенности судебной практики

Обзор немногочисленной судебной практики по делам о взятках в части провокации дачи взяток за несколько лет носит достаточно неоднозначный характер. Легко прослеживается тенденция, когда в совершенно похожих делах различными судами были вынесены противоположные решения. И только после того, как пленумом ВС было принято специальное постановление «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», где главный судебный орган четко классифицировал и объяснил, что следует относить к провокации получения взятки, а что к оперативным мероприятиям по проверке заявлений о преступном вымогательстве дачи взятки.

Большинство юристов сошлись во мнении, что выданное пленумом разъяснение имеет большую важность и облегчает работу судей при вынесении вердиктов. Достаточно часто оперативники, спецслужбы, применяя метод провокации, ссылаются на нормы закона об оперативно-розыскной деятельности, в котором, как они считают, подобный прием считается законным, подводя этот способ выявления взяточников под проведение оперативного эксперимента. Хотя, в действительности, упомянутый ФЗ вполне четко исключает провокацию, как способ достижения необходимых результатов по выявлению фактов вымогательства взяток. Так, в ст.7 этого же закона упоминается, что оперативный эксперимент может проводиться при наличии информации о подготовке к совершению преступления или о факте его совершения, а также об особах, ведущих подготовку и совершающих противоправные действия, предоставляющих право возбудить уголовное дело. Другими словами, любой оперативный эксперимент приобретает законную силу, если лицо идет на преступление, в нашем случае, вымогает дачу взятки исключительно по своей инициативе без какого-либо принуждения.

Не является тайной факт того, что сотрудники правоохранительных органов достаточно своеобразно относятся к правам человека, заложенным в Конституции. Также к секретной не относится информация о том, что большинство людей никогда не решатся на преступление только по собственной инициативе. Вымогательство взятки не является исключением, если их к этому не принуждать, не соблазнять и не провоцировать. К тому же достижения в мире техники позволяют выявлять вымогателей взяток без каких-либо провокаций.

Рекомендации Верховного Суда

Изучив статистику вынесения приговоров на пленуме, Верховный Суд подготовил детальный обзор рассмотренных дел и издал рекомендации о судебной практике по делам о взяточничестве (вымогательстве, получении) по применению норм, содержащихся в статье 290 УК РФ. Несмотря на широкое распространение этого явления, суды первой инстанции до сих пор испытывают затруднения при классификации преступлений такого рода. В разъяснениях пленума указаны основные действия, которые могут совершаться должностными лицами за взятку:

  • Осуществление покровительства, попустительства или продвижения по службе, сюда же часто относят преступления, подпадающие под статью 201 УК РФ;
  • Бездействие при выполнении своих прямых должностных обязанностей, например, выдача пожарным инспектором разрешения на работу ресторана, хотя помещение, где он размещен, не соответствует противопожарным нормам.
  • Совершение любых действий, нарушающих закон, в пользу лица, дающего взятку.
  • Принуждение одного лица, уполномоченного на выполнение государственных функций, другим должностным лицом совершать или, напротив, не совершать действий согласно должностным обязанностям (выделение мат.помощи, места в детском саду или выселение из общежития с целью освободить место другому лицу, многое другое).

Пленум ВС в своих рекомендациях, касающихся судебной практики по делам о взятках, указал на обстоятельства, которые исключают факт взяточничества:

— Если должностное лицо или любая другая особа, уполномоченная на выполнение государственных функций, совершает какие-то действия, не входящие в круг его прямых обязанностей, за денежное вознаграждение только за счет собственного авторитета. Эти действия разве что можно квалифицировать как подстрекательство.

— Также в решении пленума указано, что под взяточничество не подпадает получение денежных средств за выполнение своих непосредственных обязанностей, которые при этом не касаются полномочий, которыми обладают лица, представляющие власть, или работники администраций.

Совет: под взятку не может быть отнесено получение ректором университета — профессором денег за дополнительные занятия со студентами по своей дисциплине.

Особенности наступления ответственности за взяточничество

Пленум ВС РФ в своем обзоре судебной практики выделил особенности наступления ответственности за дачу/получение взятки. Прежде всего, состав преступления наступает независимо от того, когда была произведена дача взятки: до или после оказанных услуг, произведенных действий. Предметом вознаграждения могут выступать не только денежные средства, но и какие-либо услуги, права. Например, открытие кредитной линии на льготных условиях. Факт наступления взяточничества считается наступившим, если была получена даже часть вознаграждения. При предоставлении услуг в качестве взятки преступление наступает уже после совершения первых шагов по оказанию данных услуг.

Провокация взятки

Согласно разъяснениям пленума провокацией взятки следует считать действия оперативников, которые совершались с целью добывания искусственно созданных доказательств для получения оснований на привлечение лица к уголовной ответственности или его дальнейшего шантажа, вымогательства. Кроме того, эти действия должны проводиться вопреки желанию должностного лица получать взятку или при его неведении. Провокацию дачи взятки принято считать оконченной с того момента, как услуги или имущество были переданы особе против его желания или неосведомленности. Если принятие взятки произошло осознанно, то провокация, как преступление, считается не образованной. Взяткополучатель подлежит полному освобождению от ответственности, если факт провокации был доказан.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector