4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Можно ли купить дом в абхазии россиянам 2020

Стоит ли покупать дом в Абхазии

Стоить ли покупать дом в Абхазии? Если бы речь шла о покупке недвижимости в обычном курортном регионе, сомнений и вопросов было бы меньше.

В ситуации с Абхазией прямой расчет невозможен. Поможет разве что список «за» и «против», помноженный на собственную интуицию. В 1925 г., незадолго до начала Великой депрессии, в США случился серьезный бум недвижимости во Флориде. Местность рекламировалась как Новая Американская Ривьера. Земля росла в цене с сумасшедшей скоростью — спрос обеспечивали люди, которые не собирались жить во Флориде, но рассчитывали быстро заработать на перепродаже. В 1926 г. ажиотаж пропал — его смыло с лица земли буквально за один день вместе со всеми постройками и яхтами. Ураганы, разные по силе, но одинаковые по эффекту, всегда были и будут во Флориде. И поэтому недвижимость в этих краях, сильно подорожав однажды, теперь держится на более низком уровне, чем в других регионах страны. Вложения в этот сектор экономики люди делают с осторожностью, они понимают, что на коротком отрезке могут выгадать деньги, но не могут заглядывать вперед, чтобы узнать, когда и в каком точно месте в следующий раз возмутится природа.

Абхазия, которая долго называлась Советской Ривьерой, совсем не похожа на Флориду. Она гораздо понятнее с точки зрения природного и гораздо непонятнее с точки зрения климата политического. «Ураганы» над этой географической областью проходят с завидной регулярностью, вне зависимости от того, как она называется и кому принадлежит. Цены на недвижимость в Абхазии по сравнению с другими перспективными регионами России пока невысоки. И этот факт, равно как и тот, что у людей есть деньги, которые нужно хоть куда-то вложить, уже спровоцировал начало повышения цен на рынке. Они сегодня не выглядят такими смешными, как 2-3 года назад, и имеют шансы в ближайшем будущем стать абсолютно серьезными, такими же, как в Сочи или Москве. (В советские времени квартира в Гаграх менялась на равную по метражу в Москве, а пригородный дом в элитном Подмосковье мог быть поменян на равный в Абхазии только с большой доплатой.) Но шанс этот сильно зависит от политической ситуации, а поэтому, насколько большой риск оправдан в сегодняшнем контексте, решать каждому отдельно взятому инвестору.

Не зная тонкостей абхазского «бизнеса», «законодательства» и не понимая ситуации, лучше об инвестициях в этой стране даже и не думать. Вникнуть в ситуацию — это второй обязательный шаг. Первый — оценить перспективность края, глядя на него со стороны.

В Абхазии были дачи практически у всех советских высокопоставленных чиновников. И нашей Ривьерой регион называли неспроста. Море, которое по чистоте и красоте не сравнится ни с чем; горы — самые настоящие; озеро Рица, собственно говоря, представляющее собой русский Балатон; плодотворная земля: лимоны, инжир, мандарины — все цветет начиная с ранней весны и заканчивая поздней осенью, кое-что созревает и вовсе посреди зимы.

Потенциал Абхазии как курорта огромен. Равного ему по природным параметрам в России нет.

Но пока отдых в этой стране — удел только истинных ценителей. Полное отсутствие инфраструктуры умножается на постоянное присутствие военной опасности. Патриоты променяли Абхазию на Сочи и Крым. Но качество сервиса и природы там давно несопоставимо с уровнем цен. И все больше людей в принципе отказываются от российского или экс-российского пространства и ездят по 6-7 лет подряд в Турцию и Болгарию. Это означает, что если вдруг на карте России чудесным образом появится новый как минимум безопасный, как максимум цивилизованный курорт, приток больших туристических денег и взлет цен на жилье (и на покупку, и на посуточную аренду) обеспечен.

«В советские времени в Абхазию выезжали около 1 млн человек в сезон. Это значительная часть тех, кто в принципе мог себе позволить отдых на море. Сегодня, когда благосостояние населения выросло, в отпуск стали выезжать даже те, кто раньше этого никогда не делал. Сейчас 1,5 млн россиян принимает только Турция. И если бы в Абхазии все успокоилось, поток туристов был бы огромен», — уверена Марина Серова, менеджер туристической компании.

В теории получается, что реально заработать на недвижимости в Абхазии можно будет даже до полного восстановления региона. Как только повеет запахом денег, придут осторожные инвесторы, которые могут себе позволить вложить побольше, но наверняка и без риска.

Два-три года назад недвижимость в Абхазии стоила совершенные копейки. Тогда был бум продаж так называемых трофейных домов — жилплощади, которую оставили вынужденные покинуть Абхазию грузины. В случае восстановления юрисдикции региона грузины наверняка начнут возвращать свои права. Трофейные дома до сих пор есть на рынке, и одна из главных задач инвестора не попасть на такой.

Если думать о покупке дома, который можно сдать туристам, выгодно перепродать или же использовать только для собственного отдыха, лучше рассматривать вариант на побережье. Цены на более или менее приличное жилье начинаются от $30 тыс. Это не такой уж и бесценок, учитывая нестабильность ситуации. К тому же важно понимать, что среди того, что продается, мало домов, в которые реально вкладывали деньги и готовили на продажу. Такое предложение тоже существует, но цены сразу близятся к $100 тыс. Просто те, кто уже вложился в недвижимость, понимают, что пока зарабатывать на ней рано — можно только постепенно тратить деньги, приводя ее в порядок.

К прочим сложностям можно отнести то, что приобретение в собственность недвижимости и земли в Абхазии запрещено нежителям региона (исключение составляют те, кто сделал серьезные инвестиции в экономику или имеет заслуги перед Абхазией). Поэтому покупка, как правило, оформляется на абхазца, который «сдает» приобретение в аренду настоящему покупателю. Законность такой сделки сомнительна, равно как и вероятность найти человека, которому можно доверять. Более реальный вариант — оформить сделку на российско-абхазское предприятие. Но здесь тоже есть определенные сложности, которые важно учитывать. Впрочем, перед тем как решиться пойти на риск и приобрести недвижимость в Абхазии, нужно учесть в принципе все. В том числе и то, что учету не подлежит.

$10-30 тыс. — стартовая цена дома в Абхазии.

— Покупателю нужно быть готовым — мало желающих продать, мало желающих купить, мало желающих приехать на отдых. Поэтому стратегий инвестиций может быть несколько: приобрести дом и при ближайшем скачке цен продать его. Но неизвестно, будет ли скачек, и если будет, то когда и до какого предела (основная масса домов у берега Черного моря в Сочи стоит от $100 тыс. до $300 тыс.).

— До сегодняшнего момента цены в Абхазии росли примерно в 2 раза в год, но одно дело, когда речь идет об увеличении с $5 тыс. до $10 тыс., и другое — с $30 тыс. до $60 тыс.

— Другой вариант — не рассчитывать на быстрые деньги и стать владельцем недвижимости, которую можно сдавать в аренду. Но тут нужно быть готовым сначала привести дом в порядок, а потом неизвестно сколько времени получать от него очень небольшую прибыль. Те, кто сейчас ездит в Абхазию, готовы тратить на жилье не больше 150- 300 рублей в сутки. Те, кто может снять домик на побережье за 700 евро в неделю, едут во Францию и снимают его там, и еще долго не изменят своим привычкам. Окупить вложения таким образом удастся не всем.

Мэр Сухума: жилье российским гражданам можно продавать

Тема продажи жилья российским гражданам по-прежнему остается в Абхазии одной из самых острых, о своей точке зрения по этому вопросу рассказал корреспонденту Sputnik глава администрации Сухума Адгур Харазия.

О проблемах продажи жилья иностранным гражданам в Абхазии рассказал в интервью Sputnik глава администрации Сухума Адгур Харазия. Беседовал Роберт Джопуа.

– Адгур Рафетович, тема продажи жилья россиянам в Абхазии обсуждается давно. В обществе существуют различные мнения по этому вопросу. Кто-то за продажу, кто-то против. Меня интересует ваше мнение по этой теме, мнение главы нашей столицы.

– Я считаю жилье можно продавать, но должно быть несколько условий. Первое – это должно стать отраслью экономики. Нужно строить только на определенных государством местах, а не так, чтобы кто захотел на всей территории Абхазии имел право продавать. Необходимо выбрать определенные территории и на этих территориях продавать. Продажей жилья должны заниматься в виде государственно-частного партнерства, где участие государства должно быть не менее 50 процентов. Иначе нет смысла этим заниматься. Потому что прибыль будет уходить частникам и никакого экономического эффекта от продажи жилья не будет. Ведь продажа жилья у нас не должна стать самоцелью. Когда государство строит дома и продает, тогда маржа большая. Недвижимость является одним из самых доходных бизнесов, и эта маржа будет уходить государству. Я за то, чтобы отрасль развивалась, но нужно не просто продавать, а чтобы строительный бизнес стал отраслью экономики.

– А в чем еще вы видите положительный эффект от продажи жилья?

– Продажа жилья россиянам позволит государству поддерживать тех, кто не может купить себе жилье. Оно сможет строить социальное жилье или предусматривать его в строящемся доме. Можно предусмотреть определенное количество квартир для молодых семей, инвалидов войны или очередников.

– Где, на ваш взгляд, можно продавать жилье? На всей территории республики, только в городах или только за их территорией?

– В моем представлении это должна быть прибрежная зона до 500 метров. При этом сам берег моря не должен продаваться, он должен быть общим для всех. В основном покупатель хочет иметь жилье на берегу моря, для того чтобы отдыхать, лечиться. Мы знаем, что море выделяет йод. Все это положительно влияет на организм человека. С учетом этого мы можем продавать жилье в прибрежной зоне. В селах продажу жилья считаю категорически неправильной, потому что это разрушит быт нашего народа. Этот быт, мировоззрение позволяет сохраниться нам как нации. Поэтому разрешить в селах продажу недвижимости нельзя.

– Мы говорим о продаже жилья россиянам. Означает ли это, что купить жилье в Абхазии сможет как гражданин России или Венесуэлы, так и гражданин Грузии?

– Государство должно учитывать некоторые моменты. Те, кто воевал против нас, они не имеют право покупать. Государство располагает документами, архивом. До тех пор пока Грузия будет находиться с нами в состоянии войны, вообще этот вопрос не может стоять. Если мы откроем дорогу такому процессу, то это может вызвать нежелательные последствия. Ведь почему народ против продажи жилья? В основном из-за этого. Боятся возвращения людей, которые воевали против нас. Известно, что 90 процентов из тех, которые жили здесь, принимали участие в войне: кто-то автомат держал, кто-то еду готовил, кто-то укрывал грузинских гвардейцев. Были и те, которые были против войны, выступали против нее. Есть люди, которые с оружием в руках были на нашей стороне, защищали Абхазию. Поэтому мы не можем одним махом всех исключить, при этом нужно фильтровать, а это может только государство.

Поэтому все, кто выступает за продажу жилья, должны понимать эту ситуацию. Понимать, что мы не хотим, чтобы наши дети тоже воевали. Грузия пока не идет на подписание мирного договора, поэтому нет оснований поднимать вопрос, чтобы жители Грузии покупали жилье в Абхазии. Сегодня это исключается. Все остальные, независимо от того, где он родился, в Венесуэле или России, должны иметь право покупать.

– Есть ли разница в том, какое жилье можно продавать россиянам, первичное или вторичное?

– Я в этом разницы не вижу. Для меня важно, чтобы это было на определенных территориях. Первичное или вторичное — это неважно, потому что у кого есть старое жилье, он может договориться с инвестором, а тот у него купит его. Они снесут его и построят новое, и оно станет первичным. Какая разница? Мы просто создадим еще один путь к махинациям.

– Нужно ли квотировать количество сделок при продаже жилья россиянам?

– Мы должны понимать, что во всем мире частное право выше любого другого права. Оно позволяет развивать экономику. Без частного права очень сложно развивать экономику. Нам нужно хорошо изучать мировой опыт. В Израиле, к примеру, землю не продают, но квартиры продают. В Европе существуют квоты. В любой европейской стране в год люди могут купить энное количество жилья, не более этого. То есть они знают, сколько государство может принять. Эти квоты нам тоже надо предусмотреть в обязательном порядке. Допустим, в этом году приезжает жить сюда тысяча семей. Это примерно три тысячи человек: муж, жена и ребенок. Можем ли мы обеспечить их, допустим, энергетикой, питанием, инфраструктурой? Здесь масса вопросов возникает. Вы видите даже сегодня то население, которое мы имеем, оно не обеспечено необходимым количеством электроэнергии, у нас отключение идет постоянное. Не предусмотрев все эти вопросы, просто строить жилье недопустимо. Это все взаимосвязано. Это конечный продукт — продажа жилья. Ведь до этого надо все подготовить. В любом месте, где жилье строится, в России или еще где-то, сначала строится инфраструктура, а только потом дома. Поэтому прежде чем говорить о продаже, необходимо решить все эти вопросы.

Капля в море

Россияне скупают жилье в Абхазии. Это опасно, но очень дешево

Фото: Глеб Щелкунов / «Коммерсантъ»

Абхазия в 2018 году вошла в тройку самых дешевых направлений для отдыха — две недели на местном побережье обойдутся паре путешественников примерно в 84 тысячи рублей. А квартиру площадью более 100 квадратных метров, где покупатель волен поселиться навсегда, в республике можно приобрести всего за 400 тысяч. Но есть нюансы. И дело вовсе не в «кикиморе», которую силился бросить, чтобы улететь в Гагру, киноперсонаж Якин.

В ценовой пропасти

На портале с громким названием «Страна души» (Абхазия по-абхазски — Апсны — «страна души»), где размещено множество объявлений о продаже абхазской недвижимости, ценник на квартиры в популярных курортных местах (Гагра, Сухум, Пицунда и прочие) варьируется в пределах 1,5-3 миллионов рублей. Ценовой рекордсмен — пятикомнатный объект за 8,5 миллиона рублей в центре Сухума. В категории частных домов максимум выше — 26 миллионов рублей за трехэтажный коттедж в Гагре. Есть куда менее дорогие предложения — дома по цене до миллиона рублей. Почти все они явно заброшены и требуют не просто ремонта, а восстановления.

В более понятной российскому пользователю базе Avito от абхазской недвижимости открестились, заявив, что на портале «представлены только регионы России». По факту в соответствующем разделе содержится несколько сотен объявлений об аренде или продаже объектов на территории республики. Самое дешевое предложение (продажа) — участок в 15 соток в селе Псоу (Сальме) за 300 тысяч рублей. Минимальная стоимость дома — 350 тысяч — столько придется выложить за объект в городе Ткварчели (до моря 20 километров). В том же городе за 400 тысяч можно купить 125-метровую пятикомнатную квартиру. На побережье недвижимость дороже — за «двушку» в Пицунде (50 квадратных метров; первый этаж девятиэтажного дома) просят 2,9 миллиона рублей.

В базе Prian.ru только одно абхазское предложение, и весьма нескромное — почти за миллион евро в Гагре продается трехэтажный доходный дом площадью 900 квадратных метров. В здании 28 гостевых комнат. Автор объявления называет объект «работающим гостиничным бизнесом со стабильной доходностью от размещения отдыхающих, кафе, столовой и экскурсионных услуг».

Другая популярная онлайн-база зарубежной недвижимости — Tranio.ru — лотов в Абхазии вообще не находит, предлагая взамен дома и квартиры в Грузии.

Фото: Томас Тхайцук / РИА Новости

Searealty.ru предлагает более сотни квартир в Абхазии по цене от 900 тысяч рублей. Согласно статистике портала, в среднем абхазская квартира стоит 2,2 миллиона рублей, дом — почти 4 миллиона. В соседнем Сочи, впрочем, цены куда выше: 22 миллиона за среднестатистический дом и около 6 миллионов рублей за квартиру (данные портала «Мир квартир»).

Вы кто такие, мы вас не ждали

Формально россияне (как и другие иностранцы) вообще не имеют права приобретать жилье в Абхазии: власти страны считают, что местные жители не смогут конкурировать с приезжими за квадратные метры, если допустить последних на абхазский рынок недвижимости. Кроме того, они, вероятно, опасаются скупки жилья этническими грузинами, покинувшими регион в ходе грузино-абхазского конфликта и получившими российское гражданство.

«Россияне могут покупать коммерческую недвижимость в Абхазии, но не жилье и землю, — комментирует Юлия Кожевникова, эксперт по международной недвижимости Tranio. — Часты случаи мошенничества. Например, покупали по доверенности на местных, без свидетельства о праве собственности, а потом лишались и денег, и недвижимости».

В действительности россияне жилье в Абхазии покупают, обходя все запреты. Популярна схема приобретения на имя фирмы, созданной совместно с гражданином Абхазии. Еще один вариант — оформить недвижимость на подставное лицо, то есть на гражданина республики. Можно получить объект в пользование по генеральной доверенности. При этом нет никаких гарантий, что такая доверенность не будет аннулирована (или, к примеру, оформлена на нескольких лиц одновременно). Подставное лицо, опять же, может показать лицо истинное и попросту забрать квартиру или дом себе. Почва для различного рода афер идеальная.

«Дешевизна абхазской недвижимости привлекает многих, но при этом никто не задумывается о том, какими законами регулируются данные сделки, — отмечает ведущий юрист Европейской юридической службы Виктория Аптекина. — В Абхазии жилье, в соответствии с действующим нормативными актами, может приобрести только гражданин Абхазии или лицо иностранного государства с зарегистрированным бизнесом в Абхазии и обязательным участием гражданина Абхазии (. ). Таким образом, например, гражданин России либо будет приобретать недвижимость на номинала, либо на себя, но как предприниматель. При этом такое жилье приобретается для сезонного проживания. А органы власти, руководствуясь инструктивным письмом о порядке применения указа президента об инвентаризации жилья, составляют акт, что в доме в течение долгого времени никто не проживает, признают его бесхозным и продают с молотка. Достаточно рискованно».

Фото: Артем Коротаев / ТАСС

Негативный опыт так называемой инвентаризации есть: в начале 2000-х в стране происходили массовые захваты домов и квартир, находившихся в собственности местных русскоязычных граждан. Мошенники получили юридическую поддержку от государства в виде той самой инструкции, которая предписывала судам признавать бесхозной недвижимость, оставленную выехавшими домовладельцами, а граждан, покинувших жилые помещения, — утратившими право пользования.

В результате поднялась волна рейдерских захватов жилья — лишиться квартиры можно было, просто уехав ненадолго — например, в командировку. Причем злоумышленники отбирали недвижимость именно у русскоязычного населения, так как абхазы, как правило, хорошо защищены многочисленной родней и знакомствами с «нужными» людьми.

Неспокойно у синего моря

Проблема оформления прав на недвижимость — далеко не самая страшная для россиянина в Абхазии. В стране небезопасно, и этот факт в России признан на официальном уровне: еще в 2011 году правительство утвердило список опасных стран, за работу в которых дипломатам доплачивают, и Абхазия в этот перечень тоже попала. Служба здесь идет по принципу «день за полтора» — как и в Алжире, Конго, Нигерии, Судане и прочих не самых благополучных странах.

Список несчастий, обрушившихся на российских граждан в Абхазии только в 2017 году, весьма обширен.

В июле москвич Алексей Кабанов был убит в районе села Ачандара в Гудаутском районе. Группу туристов, возвращавшихся пешком с рыбалки, настигли вооруженные неизвестные в масках и потребовали денег. Кабанов оказал сопротивление нападавшим и был ранен ножом в грудь. Его доставили в Гудаутскую центральную больницу, там он скончался. Убийц поймали в течение недели.

Двумя неделями позже в абхазских горах пропал житель подмосковного города Раменское Андрей Лихачев. Его тело нашли в октябре 2017-го. Установить принадлежность останков удалось только к концу года. По версии местных правоохранителей, смерть Лихачева — несчастный случай, по факту гибели мужчины не было возбуждено уголовное дело.

Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

27 июля того же года пилот и два пассажира — все россияне — погибли в результате падения легкомоторного прогулочного самолета в абхазской Пицунде. Еще одной сезонной жертвой стала жительница Санкт-Петербурга, утонувшая в Сухуме во время шторма.

Все эти происшествия мало повлияли на турпоток в Абхазию — в отличие от взрыва на складе боеприпасов у абхазского села Приморское, который прогремел днем 2 августа. Тогда погибли две путешественницы из Санкт-Петербурга, травмы получили 60 человек, из них 35 оказались россиянами. Уже на следующий день только одна московская компания аннулировала порядка десятка путевок в Абхазию по просьбам граждан.

И все же Абхазия остается для россиян привлекательным регионом — если власти страны наконец примут адекватную схему приобретения недвижимости иностранцами, Гагра и другие города республики, скорее всего, смогут вступить в полноценную борьбу с Сочи за покупателей курортных квартир и домов. Вопрос — обрадуются ли абхазы наплыву чужаков.

«Как бы там ни было, а мы в чужой стране, и тем, кто сюда едет, не стоит ждать, что вас тут будут встречать с хлебом-солью, — предупреждает участник одного из интернет-форумов по переезду в другие страны, проживший в республике два года. — Но справедливости ради надо заметить, что абхазы уважают людей, которые умеют вести свое хозяйство и которые чтят их традиции и устои. Как правило, все зависит от самого человека: что он из представляет собой, так и относиться к нему будут».

Как «отжимают» купленную россиянами недвижимость в Абхазии, и почему русских в республике все меньше

Жилищный вопрос испортил

В этот курортный сезон неприятно удивила Абхазия – убийство туриста в Гудаутском районе, взрывы боеприпасов в поселке Приморском, в результате которых две женщины из Санкт-Петербурга погибли, бесконечные автоподставы… Но еще больше российско-абхазские отношения портит жилищный вопрос. За последние годы сразу несколько тысяч наших граждан потеряли в Абхазии приобретенную или давно, с советских времен, имевшуюся там недвижимость. Дома и квартиры отбираются путем прямого захвата.

Россияне уязвимы из-за сомнительных схем

Конечно, точной статистики отъема жилья у россиян в Абхазии нет. Но речь идет о тысячах случаев. Местный юрист Георгий (фамилию просил не называть) рассказывает «Нашей версии»:

— Только я представляю интересы семерых россиян. По данным наших юристов, в ситуацию, когда граждан РФ тем или иным способом лишили жилья в Абхазии, попали не менее трех-четырех тысяч человек. Это за последние лет пятнадцать. Однако защитить их интересы нелегко, так как чтобы купить в Абхазии недвижимость, россиянам приходиться соглашаться на разные сомнительные с точки закона схемы.

Действительно, жилье в Абхазии по закону имеет право приобретать только гражданин этой республики. Но наши соотечественники после 2008 года, когда Россия признала Абхазию независимым государством, буквально ринулись туда скупать недвижимость. Ведь цены по сравнению с соседним Сочи были просто копеечными: хороший дом недалеко от моря со своим садом можно было в 2009 году купить всего лишь за 300 тысяч рублей. Обычно подобный дом оформлялся на гражданина Абхазии, который получал процент за «содействие», а по факту проживал в нем россиянин или россияне, обычно в курортный сезон. Также почти официально россиянин мог приобрести в республике недвижимость, если открывал там какой-либо бизнес на паях с гражданином Абхазии. Что скрывать, зачастую данное предпринимательство существовало только на бумаге.

— Именно поэтому россияне оказались уязвимы, — продолжает абхазский юрист. – Юридических прав на жилье у них, по сути, нет, хотя деньги за него они заплатили. Сейчас в республике модна такая схема: поскольку большинство россиян приезжает в свои дома только в отпуск, то большую часть года они пустуют. Сотрудники домоуправления составляют акт, что дом фактически бесхозный, и начинается его многократная продажа, чтобы запутать следы. В итоге конечным покупателем оказывается уже добросовестный приобретатель, а россиянин остается с носом.

Жилье отбирается на основании инструктивного письма

Одно время в Абхазии действительно было много бесхозного жилья – это были брошенные дома этнических грузин (в меньшей степени греков и армян). Корреспондент «Нашей версии» бывал в подобных: заходишь, а там вся посуда на месте, лежат и висят ковры, свежая побелка, — только вот ни души. Чтобы упорядочить этот вопрос, появилось «Инструктивное письмо о порядке применения Указа Президента Республики Абхазия «Об инвентаризации жилищного фонда Республики Абхазия» УП-52 от 23 марта 2005 года».

Согласно нему такие брошенные дома признавались собственностью республики и подлежали перераспределению. И вот сейчас дома уже россиян признаются бесхозными на основании этого самого инструктивного письма. Кроме того, захват чужой собственности был легализован Народным собранием Республики Абхазия, издавшим Постановление от 15.05.2006г №1327-СХ1У «О регулировании жилищных отношений в целях обеспечения прав граждан РА на жилище». Этим постановлением в муниципальную собственность передавались все жилые помещения, признанные бесхозными.

Глава Департамента градостроительной политики Москвы Сергей Левкин сообщил, что большая часть недвижимости в Западном административном районе Москвы возводится за счет девелоперов. И это объекты как жилого, так и нежилого строительства.

Рассказывает житель Петербурга Александр Н., у которого «отжали» жилье в Абхазии:

— Дом там я купил в 2010 году. Оформили на местного. Да, такая схема, но кто в этом виноват? Нам же говорили, что Абхазия братская, вроде как почти Россия уже. А жилье на себя не оформить. В итоге в прошлом году мне звонит этот местный и говорит: все, мол, дом официально признан бесхозным, так как ты там давно не был. Позже я узнал от знакомых в республике, что этот парень, которому я доверял, действовал в связке с местным домоуправлением, и теперь жилье отошло ему. И вот куда мне теперь жаловаться?

Адрес для жалоб был: сотни россиян, попавших в положение Александра, писали заявления первому секретарю посольства РФ в Абхазии Дмитрию Вишерневу. Известно, что он отстаивал права россиян в абхазских судах, писал протесты местным чиновникам, но в 2013 году был вместе с супругой в упор расстрелян недалеко от своего служебного жилья в Сухуми. С его смертью жилищный вопрос для россиян в республике еще больше ухудшился.

«Русских защитить просто некому»

Отдельная и куда более страшная ситуация сложилась с этническими русскими, коренными жителями Абхазии еще со времен СССР. У них также отбирается жилье, но для них оно одно-единственное и не «дачное». Геннадий Никитченко, один из активистов «русского сопротивления» так описывает подобный беспредел: «Мой дом понравился соседям, еле успеваю отбиваться». И рассказывает, что у абхазов теперь такая философия: «Мы за это воевали, теперь тут все наше». Порой происходит буквально следующее: хозяев дома просто из него вышвыривают вооруженные люди, меняют замки и баста. Прежде всего таким захватам подвергаются дома пенсионеров, этнических русских. По словам Геннадия Никитченко, «абхазы стоят друг за друга, они все тут друг другу почти родственники, а русских защитить просто некому».

После нескольких публикаций об этой проблеме в российских СМИ, в Абхазии была создана госкомиссия, которая теперь принимает жалобы у обобранных россиян. После этого местные суды приняли несколько решений в пользу ограбленных людей, однако новые хозяева все равно отказываются покидать захваченное жилье. И местные милиционеры ничего не могут или не хотят с этим делать.

Неудивительно, что в Абхазии все меньше этнических русских – сейчас около 18 тысяч человек, хотя еще пятнадцать лет назад их было около 50 тысяч. Люди стараются уезжать, если в России есть родственники. «Нашей версии» рассказывали такую историю. Молодой человек Александр, этнический русский, уехал учиться из Абхазии в Санкт-Петербург, потом стал там работать и снимать квартиру. Недавно он был вынужден забрать в съемное жилье родную бабашку, у которой в Сухуми дом. Ей угрожали соседи поджогом, если добровольно не освободит жилье.

Светлана Ганнушкина, руководитель юридической сети «Миграция и Право» ПЦ «Мемориал», рассказывает, что абхазские суды «в отдельных случаях принимали как доказательство «бесхозности» жилья заведомо подложные документы. Например, копию свидетельства о смерти собственника. Собственник же в это время был жив – здоров».

Любопытна и реакция на несомненную проблему с жильем этнических русских МВД Абхазии. Там корреспонденту «Нашей версии» сказали примерно следующее: о республике надо писать только хорошее, зачем какую-то грязь обсуждать?

Что делать россиянам, купившим домик в Абхазии или решившим вернуть то, что потеряно в войнах?

Вице-консул российского посольства в Абхазии Дмитрий Вишернёв и его жена Ольга расстреляны в Сухуме средь бела дня. До сих пор в российской истории единственным покушением со смертельным исходом на дипломата такого ранга было убийство Грибоедова 200 лет назад. Но это случилось во вражеском тогда Иране, а не в дружественной сегодня Абхазии. Эксперты сразу назвали главную версию происшедшего — это не политика, это криминал.

Вишернёв занимался самой острой проблемой в республике — помогал тысячам россиян, потерявших свои дома в 90-х во время грузино-абхазской войны и теперь пытающихся вернуться. В последние годы за помощью к вице-консулу шли и те, кто ностальгически купил землю в Пицунде и Гагре и попал в лапы криминальных абхазских риелторов.

Он был один за всех, за всех русских, которые годами не могли добиться справедливости в судах и в кабинетах власти Абхазии. Вице-консула российские граждане в Сухуме считали своей последней надеждой.

Убийство Дмитрия Вишернёва стало ударом для российского дипломатического корпуса. Оно значительно сократило шансы тысячи русских семей вернуть имущество, которое у них забрали незаконно. Квартирные войны в Абхазии затронули в основном пожилых людей, живущих как в республике, так и за ее пределами. Семья Даниленко бежала в Россию из-за войны. Когда решили вернуться, в их жилище уже были другие люди.

Бои за независимость Абхазии закончились 20 лет назад. Эхом той войны и стали сражения за жилплощадь. Тогда тысячи домов стояли пустыми, и в них стали заселяться новые жильцы — некоторые с разрешения местных властей, некоторые самовольно.

«Цены на квартиры начали возрастать. Соответственно, сразу это вдохновило мошенников, которые сразу стали искать лазейки в законе», — говорит журналист Надежда Венедиктова.

По законам Абхазии семья может приватизировать квартиру, если живет в ней 15 лет. Все, что нужно, доказать это в суде. Этим и воспользовались мошенники. Единого реестра собственников недвижимости в республике, по словам экспертов, не было. Официально не оформлялись и сделки по продаже квартир. Поэтому суды в качестве доказательств принимали абсолютно любые бумаги, даже написанные от руки.

Валентина Коваленко показывает листок, который и стал причиной суда против нее. На основании такого документа ее хотят лишить жилплощади. Пострадавшие уверены — квартиры и дома, отбирают, чтобы продать. Цены на теплое местечко у моря заманчивы. Двухкомнатная квартира — полтора миллиона рублей, дом на берегу – три миллиона. Спрос есть, даже несмотря на то, что законы Абхазии иностранцам покупать недвижимость запрещают.

Вот это заброшенное здание нам и предлагают купить, несмотря на то, что мы не граждане Абхазии. Дом старый, стены бетонные, но перекрытия нужно менять. Хозяйка утверждает, что это ее дом, но так ли это на самом деле, мы проверить не можем. Приходится верить на слово.

Есть два способа купить домик в Абхазии. Первый — используя юрлицо. Иностранным компаниям приобретать недвижимость можно. Создают фирму, квартиру или дом переводят в нежилой фонд и продают. Второй способ — недвижимость оформляют на поставное лицо, гражданина Абхазии. С ним покупатель подписывает договор займа на сумму, равную стоимости жилья. Заключается и нотариальная доверенность, по которой иностранец имеет право распоряжаться этой жилплощадью. Дом на побережье нам предложили за полтора миллиона рублей. Права тех, кто уехал, здесь никого не волнуют.

«Вместо закона понятия, а по понятиям это другое дело. Ты – абхазец, я – абхазец, мы — родственники. Мы не можем друг другу сделать плохо», — говорит председатель Конгресса русских общин Геннадий Никитченко.

По понятиям, это когда даже выигранное в суде дело ничего не значит. Семья Шевченко дошла до Верховного суда Республики. Он постановил вернуть квартиру.

«Мы добились, а они в конечном итоге не хотят выполнять постановления своих же судов. Попали на прием к президенту и вице-президенту. Вице-президент сказал: «Как мы будем их выселять, там у них дети, потом весь клан соберется Джоопо», — рассказывает Валентина Шевченко.

Чтобы занять чужую квартиру, достаточно иметь хорошие связи. Вместе с Валентиной Козловой идем в дом, где она раньше жила. Соседи ее однушку объединили со своей двухкомнатной квартирой. Через несколько минут соседка вспоминает Валентину.

С мужчиной из администрации нас познакомила хозяйка, которая продавала дом, сказала, это ее зять. За сто тысяч рублей он обещал перевести строение в нежилой фонд.

Чтобы избежать новых межквартирных конфликтов, правительство Абхазии разработало законопроект, который разрешит иностранцам покупать жилье. Однако еще неизвестно, примут ли этот закон депутаты. И даже если это случится, судя по происходящим событиям, право частной собственности новым владельцам не гарантировано. До тех пор, пока решения судов не будут исполняться, а самовольные захваты квартир не перестанут быть способом улучшить жилищные условия отдельных граждан, рынок недвижимости в Абхазии будет оставаться таким же непрозрачным и криминальным, как и 10 лет назад.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector