161 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Может ли быть проведен обыск до возбуждения уголовного дела

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Post navigation

«Доследственный» обыск — незаконная следственная практика

«Доследственный» обыск — незаконная следственная практика

Калиновский Константин Борисович,
к. ю. н., советник Конституционного Суда РФ, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия

ФЗ РФ от 04.03.2013 гожа № 23-ФЗ внес изменения в ст.144 УПК РФ. В соответствии с ч.1 указанной нормы в ходе доследственной проверки дознаватель ( следователь) орган дознания, руководитель следственного органа вправе истребовать документы и предметы, изымать их в порядке установленном УПК РФ.

Поскольку для изъятия предметов УПК РФ предусматривает специальные следственные действия — обыск и выемку, в следственной практике стали распространенными случаи производства обыска и выемки до возбуждения уголовного дела, то есть еще в ходе доследственной проверки и даже по судебному решению. Это поощряется и некоторыми учеными правоведами, так как в тексте закона нигде прямо не сказано, что следственные действия не могут проводится до возбуждения уголовного дела.

Такая практика производства обысков и выемок в ходе доследственной проверки противоречит действующему уголовно-процессуальному закону.

Согласно ст. 156 УПК РФ предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, а в содержание расследования входит производство следственных действий (гл. 25 УПК, расположена в разделе «Предварительное расследование» Кодекса, а его ст. 157 допускает лишь после возбуждения дела проведение даже неотложных следственных действий). Из общего правила о недопустимости проведения следственных действий в ходе проверки сообщений о преступлениях ст. 144 УПК РФ предусматривает пять исключений: производство экспертизы, осмотр места происшествия и т. д. В стадии возбуждения дела также допускается получение предметов и документов путем удовлетворения соответствующих ходатайств, направления запросов.

Другое толкование закона позволяло бы применять уголовно-процессуальные принудительные средства по «отказным материалам», то есть в случаях отсутствия признаков преступления, тем самым нарушая требования соразмерности ограничения прав граждан конституционно закрепленным целям и охраняемым интересам, а также характеру совершенного деяния (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ)

Похожих статей пока нет.

Post navigation

2 комментариев на “ «Доследственный» обыск — незаконная следственная практика ”

Мил мой человек! Зарубите себе в уме и сайте, что ЗАКОН, не терпит простаков и самоучек. ЗАКОН СТРОГ и, даже ОЧЕНЬ. Не надо и не нужно передергивать постулаты ПРАВА. Если Вы заговорили о 5-ти(пяти) процессуальных действиях, которые допустимы в стадии доследственной проверки, то уж, назовите их.

С Вами калякает мало-малым сведущий человек в области следствия. И вот о чем гласит закон: осмотр жилища при согласии проживающих в нем лиц; в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, личного обыска, а также выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, наложение ареста на имущество, указанное в части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения. В этом случае следователь или дознаватель в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия.

А еще имеются уголовно — процессуальные деяния, которы -обязательны: осмотр мета происшествия, производство судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы. С уважением к ВАМ 5 БИВ (безответно мягких возможностей. СПАСИБО.

Вы видимо не допоняли смысл статьи. В ней идет речь о проведении следственного действия ( фактически обыска) до возбуждения уголовного дела. А как известно следственные действия, за некоторыми исключениями проводятся только после возбуждения уголовного дела. Ссылка на ст.104.1 УПК РФ несостоятельна, так как это следственное действие проводится только после возбуждения уголовного дела

Какие следственные действия проводятся до возбуждения уголовного дела?

По общему правилу все следственные действия, производимые сотрудниками следствия и дознания, должны начинаться лишь с момента возбуждения уголовного дела. Так гласит буква закона, но в реальности это не всегда уместно.

На практике нередко процесс возбуждения уголовного дела существенно осложняется бюрократическими трудностями, вследствие чего теряется драгоценное для раскрытия преступления время.

Для решения этой проблемы законодательством предусмотрены исключения, позволяющие производить следственные действия до возбуждения уголовного дела.

О том, какие следственные действия проводятся до возбуждения уголовного дела, расскажем в данном материале статьи.

Что такое следственные действия?

Следственные действия – это производимые в рамках уголовного дела уполномоченными сотрудниками мероприятия и действия, необходимые для установления обстоятельств произошедшего и сбора доказательств по делу.

Следственные действия всегда обеспечены силой государственного принуждения.

Разрешение на производство следственного действия выносит либо суд, либо сам следователь. Судебное одобрение требуется лишь для незначительного перечня следственных мероприятий.

Проведение всех следственных мероприятий должно фиксироваться документальным оформлением протокола следственного действия за подписью всех его участников.

Виды следственных действий по УПК РФ

В УПК РФ представлен не однозначный перечень следственных действий. К ним могут быть причислены и иные действия сотрудников следствия, которые отсутствуют в этом списке, но имеют важность для уголовного дела.

Итак, к самым часто используемым следственным действиям относятся:

  • Очная ставка и допросы участников уголовного дела;
  • Выемка и обыск;
  • Осмотр места происшествия;
  • Проверка показаний на месте;
  • Следственные эксперименты;
  • Опознание и освидетельствование;
  • Экспертиза.
  • Помимо прочего в качестве следственного действия могут применяться: наложение ареста на почту подозреваемого, запись его переговоров, получение данных его связей от оператора и т.д.

    Задержание преступника и арест его имущества не признаются следственными действиями.

    Все протоколы следственных действий позже включаются в материалы уголовного дела. Некоторые из них даже сопровождаются фотографиями.

    Обязательного судебного разрешению требует ряд следственных мероприятий:

  • Эксгумация трупа при несогласии на это его родных;
  • Обыск;
  • Осмотр жилища при условии, что другие жильцы против этого;
  • Выемка документации, содержащей конфиденциальную информацию;
  • Получение данных с банковских счетов;
  • Запись телефонных разговоров;
  • Запрос на распечатку звонков клиента оператора связи.
  • Весь выше обозначенный перечень действий, проводимых следователем, должен быть осуществим после возбуждения дела.

    О том, какие следственные действия следователь может проводить до возбуждения уголовного дела, поговорим далее.

    Случаи, не терпящие отлагательств

    Все досудебные разбирательства по делу зафиксированы во 2 части УПК РФ. Состоит она из двух разделов.

    Раздел № 7 рассматривает все, что касается возбуждения уголовного дела. Раздел № 8 закрепляет порядок предварительного расследования, который, казалось бы, тоже относится к факту возбуждения уголовного дела.

    Однако, сам Кодекс указывает, что в ряде случаев некоторые из следственных действий могут предшествовать возбуждению дела. Ряд случаев в этом контексте носит название – «не терпящие отлагательств».

    В принципе, в ст. 144 УПК РФ дается расшифровка тех действий, которые могут осуществлять сотрудники следствия или дознания в тот момент, когда они получили сообщение о преступлении.

    К ним, в частности, относятся:

  • Получение объяснений;
  • Получение образцов для сравнительного исследования;
  • Истребование документов и предметов;
  • Назначение судебной экспертизы;
  • Производство осмотра места происшествия и документов;
  • Осмотр трупа;
  • Освидетельствование;
  • Производство документальных проверок и ревизий.
  • Все это может иметь место до возбуждения дела тогда, когда ситуация не терпит отлагательств. Самой расшифровки такого понятия как «не терпящее отлагательств» в законодательстве нет.

    А при этом очевидно, что, если возникнет вопрос об обоснованности совершенного следственного мероприятия, оно может быть признано незаконно осуществленным и вовсе отменено.

    Остановимся на рассмотрении некоторых их тех действий, что допустимы для проведения до возбуждения уголовного дела.

    Осмотр места происшествия

    Осмотру места происшествия в УПК РФ посвящена ст. 176. Производится он для обнаружения обстоятельств дела и доказательств по нему.

    Данное следственное мероприятие позволяет решить следующие задачи:

  • Изъятие следов преступления;
  • Выяснение обстоятельств совершенного преступления;
  • Сбор первичной информации;
  • Проверка вещей и предметов на месте происшествия на предмет значимости по делу в качестве вещественного доказательства.
  • Осмотр жилища в 2019 году может проводиться только на основании судебного решения или с согласия проживающих в нем лиц.

    Все существенные записи по осмотру места происшествия отражаются в протоколе, в том числе, и отсутствие на следственном действии важных участников.

    Протокол должен быть подписан всеми, кто был на осмотре. При нежелании оставлять в нем свою подпись, они обязаны написать разъяснение отказа.

    Оперативность осмотра места происшествия обусловлена тем, что через время многие улики могут исчезнуть и выявить их потом уже будет невозможно.

    Осмотр трупа

    Осмотр трупа может быть, как самостоятельным следственным мероприятием, так и проводиться в рамках осмотра места происшествия. В первом случае его результаты заносятся в отдельный протокол, во втором случае – протокол для двух следственных действий является единым.

    Осмотр трупа должен производиться в присутствии медицинского эксперта или врача.

    Участие понятых в данном мероприятии обязательно. Труп тоже является той важной деталью расследования обстоятельств дел, оперативный анализ которой позволяет разрешить множество противоречий.

    Труп человека быстро разлагается, начинает внешне и внутренне меняться. Обнаружить какие-то важные детали может быть трудно, спустя некоторое время после смерти человека.

    Освидетельствование участников преступления

    Освидетельствование представляет собой следственное действие, которое помогает определить без проведения судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения, характер особых примет на человеке, установление или опровержение факта опьянения.

    Освидетельствование может проводиться в отношении подозреваемого, потерпевшего или свидетеля с его согласия.

    Проведение освидетельствования имеет свои ключевые особенности:

  • Осуществляется на основании постановления следователя.
  • Проводится самим следователем при участии врача или другого специалиста.
  • Когда требуется в рамках освидетельствования раздевание лица противоположного пола следственное действие проводит врач самостоятельно, без участия следователя.
  • Фото- и видеозапись освидетельствования возможна с согласия того, кого освидетельствуют.
  • Все, что было обнаружено в ходе осмотра, должно быть записано в протоколе освидетельствования. Обычно первичный осмотр уже дает точное представление о характере повреждений и особенностях совершенного деяния.

    Судебная экспертиза, при этом, лишь описывает те процессы, которые происходят внутри организма и не видны обычному глазу.

    В том случае, если проведение этих следственных действий будет признано не основательным, в отношении сотрудников следствия или дознания могут быть применены санкции в виде дисциплинарного взыскания.

    Когда же будет доказана невиновность лица, в отношении которого производились следственные действия до возбуждения уголовного дела, могут возникнуть более серьезные последствия для следователя.

    С огромным числом уголовных дел органы дознания, следствия и полиции нередко не справляются. Возбуждение уголовных дел у них откладывается при этом без законных оснований на неопределенные сроки.

    Виновные при этом лица продолжают ходить по улицам и представлять опасность для общества.

    Нередко именно проведение немедленных следственных действий, сразу после получения информации о возможном преступлении, может спасти чью-то жизнь или сохранить большую часть похищаемого имущества.

    Возможно ли проведение обыска до возбуждение уголовного дела?

    Возможно ли проведение обыска до возбуждение уголовного дела?

    Адвокат Лебедев З.С.

    Добрый день! Согласно ст.144 Уголовно-процессуального кодекса, дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.
    Лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, и обеспечивается возможность осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, в том числе права не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса, пользоваться услугами адвоката, а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа в порядке, установленном главой 16 настоящего Кодекса. Участники проверки сообщения о преступлении могут быть предупреждены о неразглашении данных досудебного производства в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. При необходимости безопасность участника досудебного производства обеспечивается в порядке, установленном частью девятой статьи 166 настоящего Кодекса, в том числе при приеме сообщения о преступлении.
    Полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89 настоящего Кодекса. Если после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено ходатайство о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению.
    По сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации, проверку проводит по поручению прокурора орган дознания, а также по поручению руководителя следственного органа следователь. Редакция, главный редактор соответствующего средства массовой информации обязаны передать по требованию прокурора, следователя или органа дознания имеющиеся в распоряжении соответствующего средства массовой информации документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации.
    Руководитель следственного органа, начальник органа дознания вправе по мотивированному ходатайству соответственно следователя, дознавателя продлить до 10 суток срок, установленный частью первой настоящей статьи. При необходимости производства документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30 суток с обязательным указанием на конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления.
    Заявителю выдается документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия.
    Отказ в приеме сообщения о преступлении может быть обжалован прокурору или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 настоящего Кодекса.
    Заявление потерпевшего или его законного представителя по уголовным делам частного обвинения, поданное в суд, рассматривается судьей в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 147 настоящего Кодекса, проверка сообщения о преступлении осуществляется в соответствии с правилами, установленными настоящей статьей.
    При поступлении из органа дознания сообщения о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, следователь при отсутствии оснований для отказа в возбуждении уголовного дела в срок не позднее трех суток с момента поступления такого сообщения направляет в вышестоящий налоговый орган по отношению к налоговому органу, в котором состоит на налоговом учете налогоплательщик (налоговый агент, плательщик сбора, плательщик страховых взносов), либо при поступлении из органа дознания сообщения о преступлениях, предусмотренных статьями 199.3 и 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации, — в территориальный орган страховщика, в котором состоят на учете страхователь — физическое лицо или страхователь-организация, которые обязаны уплачивать страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в государственный внебюджетный фонд (далее в настоящей статье — страхователь), копию такого сообщения с приложением соответствующих документов и предварительного расчета предполагаемой суммы недоимки по налогам, сборам и (или) страховым взносам.
    По результатам рассмотрения материалов, направленных следователем в порядке, установленном частью седьмой настоящей статьи, налоговый орган или территориальный орган страховщика в срок не позднее 15 суток с момента получения таких материалов:
    1) направляет следователю заключение о нарушении законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательства Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и о правильности предварительного расчета суммы предполагаемой недоимки по налогам, сборам и (или) страховым взносам в случае, если обстоятельства, указанные в сообщении о преступлении, были предметом исследования при проведении ранее назначенной налоговой проверки либо проверки правильности исчисления, своевременности и полноты уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, по результатам которых вынесено вступившее в силу решение налогового органа или территориального органа страховщика, а также информацию об обжаловании или о приостановлении исполнения такого решения;
    2) информирует следователя о том, что в отношении налогоплательщика (налогового агента, плательщика сбора, плательщика страховых взносов) или страхователя проводится налоговая проверка или проверка правильности исчисления, своевременности и полноты уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, по результатам которых решение еще не принято либо не вступило в законную силу;
    3) информирует следователя об отсутствии сведений о нарушении законодательства Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательства Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в случае, если указанные в сообщении о преступлении обстоятельства не были предметом исследования при проведении налоговой проверки либо проверки правильности исчисления, своевременности и полноты уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.
    После получения заключения налогового органа или территориального органа страховщика, но не позднее 30 суток с момента поступления сообщения о преступлении по результатам рассмотрения этого заключения следователем должно быть принято процессуальное решение. Уголовное дело о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.1, 199.3, 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации, может быть возбуждено следователем до получения из налогового органа или территориального органа страховщика заключения или информации, предусмотренных частью восьмой настоящей статьи, при наличии повода и достаточных данных, указывающих на признаки преступления.
    Согласно ст.6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», при осуществлении оперативно-розыскной деятельности проводятся следующие оперативно-розыскные мероприятия:
    1. Опрос.
    2. Наведение справок.
    3. Сбор образцов для сравнительного исследования.
    4. Проверочная закупка.
    5. Исследование предметов и документов.
    6. Наблюдение.
    7. Отождествление личности.
    8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.
    9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.
    10. Прослушивание телефонных переговоров.
    11. Снятие информации с технических каналов связи.
    12. Оперативное внедрение.
    13. Контролируемая поставка.
    14. Оперативный эксперимент.
    15. Получение компьютерной информации.
    Приведенный перечень оперативно-розыскных мероприятий может быть изменен или дополнен только федеральным законом.
    В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде.
    Оперативно-розыскные мероприятия, связанные с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванием телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги и средства связи, со снятием информации с технических каналов связи, с получением компьютерной информации, проводятся с использованием оперативно-технических сил и средств органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.
    Должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.
    Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами.
    Ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности физическими и юридическими лицами подлежат лицензированию в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.
    Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, устанавливается Правительством Российской Федерации.
    Разработка, производство, реализация и приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, подлежат лицензированию в соответствии с законодательством Российской Федерации.
    Таким образом, до возбуждения уголовного дела допускается исследование предметов и документов, что очень часто приобретает характерные черты обыска.

    С уважением, адвокат Захар Лебедев, партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

    Возбуждение дела. Только в рамках возбужденного уголовного дела можно производить всевозможные оперативно-следственные действия: обыск

    Только в рамках возбужденного уголовного дела можно производить всевозможные оперативно-следственные действия: обыск, допрос, очную ставку, выемку почтово-телеграфной корреспонденции, следственный эксперимент и т.д.

    Hо и в рамках уголовного дела обвиняемый может давать показания и многократно менять их, а может отказаться от дачи показаний. Это есть специфические формы защиты от обвинения, предусмотренные законодательством не только Российской Федерации, но и большинства цивилизованных государств мира. Hичего зазорного в этом нет.

    Для этого существует специальный документ протокол допроса.

    Часто недобросовестные сотрудники милиции, зная, что не имеют права допрашивать, ибо уголовное дело не возбуждено, берут бланк «Протокол допроса», зачеркивают букву «д» и получается протокол «опроса». И обвиняемому, и свидетелю есть смысл категорически отказаться от участия в подобных инсинуациях, в надругательстве над законом и заявить: «Показания дам только после возбуждения уголовного дела». И тут же написать жалобу прокурору района. Hаписание жалобы с первых секунд контакта с любыми правоохранительными органами это шанс перехватить инициативу.

    Пример. Вас доставили в отделение милиции или ГАИ, держат уже несколько часов. Вы пишете жалобу, что к вам применяли пытку голодом.

    Или вам показали уголовный кодекс и ткнули пальцем в статьи, предусматривающие длительные сроки лишения свободы. Можно написать жалобу о применении запрещенных методов дознания и следствия, оказании психологического давления.

    Все зависит от вашей смекалки. Hо ясно одно: если сегодня удастся уличить сотрудника милиции в одном нарушении прав человека, завтра в другом, то послезавтра можно поставить под сомнение составленный им материал, обвинительное заключение, другой документ.

    В настоящее время у сотрудников правоохранительных органов появилась спасательная соломинка. Hазывается она Закон «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», принятый 13 апреля 1992 г. Ст. 6 этого Закона гласит, что органами, осуществляющими оперативнорозыскную деятельность в соответствии с правилами конспирации, могут осуществляться следующие мероприятия:

    1. Опрос граждан;

    2. Hаведение справок;

    3. Сбор образцов для сравнительного исследования;

    4. Контрольные закупки;

    5. Исследование предметов и документов;

    7. Отождествление личности;

    8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств;

    9. Контроль почтовых отправлений;

    10. Цензура корреспонденции осужденных;

    11. Снятие информации с технических каналов связи.

    Однако в соответствии со ст. 2 этого Закона «Задачи оперативно-розыскной деятельности» задачами оперативно-розыскной деятельности являются: «выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, без вести пропавших граждан».

    Таким образом, здесь речь идет об уголовных преступлениях и уголовном наказании, а об административном правонарушении и административной ответственности не сказано ни слова. Hапомним общеизвестную истину о том, что расширительное толкование Закона недопустимо и сделаем вывод: к административным правонарушениям, то есть к большей части контактов с ГАИ, паспортной службой, другими структурами этот Закон отношения не имеет.

    Hу, а как быть в таких случаях: в доме обокрали квартиру, во дворе была стрельба, есть раненые, иногда убитые. Оперативные сотрудники обходят квартиры, опрашивают бабушек, сидящих на скамеечках у подъезда, выясняют, кто что видел или слышал. Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» дает им такое право. А гражданин может отвечать, а может и не отвечать. Для гражданина это право, но не обязанность.

    Обязанностью это станет, когда, возбудив уголовное дело, гражаданина вызовут в милицию или прокуратуру и будут допрашивать в письменной форме.

    Прежде всего, дознаватель специально уполномоченное лицо, действующее по письменному поручению следователя, которое в течение первых десяти дней с момента события (кражи, убийства и т.п.) проводит проверку материалов по факту преступления. Орган дознания это милиция, командиры воинских частей и т.д.

    Допрос может вести следователь, прокурор, судья, но никак не сотрудник ГАИ на улице. Задавая вам вопросы, он трижды нарушил Закон: во-первых, не возбуждено уголовное дало, вовторых, он не следователь; в третьих, нет протокола допроса, а устная форма исключается.

    Часто сотрудники ГАИ и других служб подсовывают гражданам бланки, на которых набрано: «Объяснение». Советуем ничего в этих бумажках не писать. В первые минуты любого инцидента, любого конфликта вы не можете полностью отрешиться от эмоций, от переживаний, от воздействия сотрудника, порой стоящего пред вами в прямом и переносном смысле слова. У вас часто не хватает юридических знаний, и даже у юриста нет под рукой всех необходимых комментариев к законодательству.

    Поэтому очень неплохо в рамках и закона, и юридической этики отказаться от письменных и устных показаний и объяснений, выиграть время, успокоиться, собраться с мыслями, найти адвоката, почитать литературу, посоветоваться с друзьями, поесть, выспаться, помыться, побриться, имея за плечами «тонну спокойствия», как изъясняются специалисты по судебной психологии.

    Нам могут возразить: можно все это проделать, если человека не задержали, не арестовали, не водворили в камеру. Ответ однозначный: в любом случае, даже сидя за решеткой, необходимо собраться, пережить стресс и выиграть время. Хоть там и не так комфортно, как дома. Hо, чтобы собраться с мыслями, необходимы, в первую очередь, время и воля, а не персидская кровать и шикарная ванная. Запомните: время работает на вас.

    Срок административного задержания, как мы уже писали, составляет 3 часа. Без санкции прокурора в отделении милиции, КПЗ можно держать не более трех суток. И прокурор не сможет до бесконечности продлевать сроки содержания под стражей. С недавнего времени арест можно обжаловать в суд. За примерами далеко ходить не надо. Анатолий Иванович Лукьянов, обвиняемый по делу ГКЧП, сидел в Матросской тишине, но ни одного показания не дал. А вас, наверное, будут обвинять в менее тяжком преступлении, чем его. Поэтому, если вы сами проявите твердость духа, минимум юридических знаний, а также в хорошем смысле изобретательность, у вас есть весомые шансы выйти победителем не только на дороге, но и в отделении милиции.

    Мы писали, что нет смысла сочинять легенду инспектору на дороге.

    Hужно требовать от него доказательств вашей вины. Однако нет правил без исключений. Как говорят юристы, если из правил не делать исключений, то сами исключения станут правилами.

    Итак, когда же уместно выложить рабочую версию-легенду? Когда она бьет не в бровь, а в глаз.

    Примеры легенд, мгновенно открывающих двери тюрем и ИВС, приведем из всем известных книг и фильмов. Hачнем с романа и фильма «Гонки по вертикали».

    Hа вокзале задерживают вора-рецидивиста Леху Дедушкина по кличке Батон. В руках у него импортный чемодан, набитый иностранными тряпками, а на дне чемодана орден в форме звезды, усыпанный бриллиантами. В МУРЕ, на Петровке 38, инспектор Станислав Тихонов начинает допрашивать Батона, а Леха отвечает: «Hачальник, какой из двух вариантов тебя устраивает: дискуссия о презумпции невиновности или версия (читай: легенда) о том, что чемодан я только что со всем содержимым купил у неизвестного мне барыги, а стало быть, сам не знаю еще, что в чемодане?». И сразу у Дедушкина исчезает необходимость рассказывать о происхождении каждой вещи.

    Другой случай произошел в зале заседания одного из судов. Шел процесс по делу известного вора. Он двигался по накатанным рельсам к обвинительному приговору. Сомнений не было ни у прокурора, ни у судей.

    Hо в последнем слове подсудимый сказал: «Да, я за свою жизнь обчистил множество квартир, но в момент последней кражи, которую на меня «вешают», я отдыхал в санатории первый раз в своей жизни по путевке.

    Из санатория никуда не отлучался, это может подтвердить медперсонал. В город прилетел за день до ареста. Извольте на антресолях моей сожительницы взять спортивную сумку, на дне ее лежат санаторная книжка и авиационные билеты (туда и обратно)». Вора вскоре отпустили, а следователя и оперативных сотрудников наказали за скороспелую и некачественную работу.

    Иногда достаточно предъявить пропуск на въезд, удостоверение инвалида и т.п. Кстати, типичным нарушением прав граждан является утверждение сотрудников милиции о том, что доверенность должна быть заверена только нотариусом. В действительности это не так.

    Калиновский К.Б. Выемка до возбуждения уголовного дела нарушает конституционный принцип соразмерности ограничения прав граждан

    В статье на основе конституционного принципа соразмерности обосновывается недопустимость производства до возбуждения уголовного дела выемок как следственных действий, предлагаются рекомендации по оценке допустимости полученных с нарушением закона доказательств

    Калиновский К.Б. Выемка до возбуждения уголовного дела нарушает конституционный принцип соразмерности ограничения прав граждан // Уголовный процесс. 2016. № 3.


    Калиновский Константин Борисович, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ

    Несмотря на то, что допустимость производства следственных действий до возбуждения уголовного дела давно является предметом острой научной дискуссии, неоднозначная законодательная и правоприменительная практика свидетельствуют о сохранении актуальности выработки теоретических рекомендаций для решения этой проблемы.

    Причем наиболее остро в правоприменительной практике стоит вопрос о производстве в период доследственной проверки обысков [1] и выемок. Именно он впервые был поставлен перед Конституционным Судом РФ в жалобе гражданки А., по которой вынесено Определение Конституционного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 2885-О.

    Заявительница оспорила конституционность положения части первой статьи 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК РФ (в редакции Федерального закона от 4 марта 2013 года № 23-ФЗ), согласно которому при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном данным Кодексом. Данная норма, как полагала заявительница, является неконституционной, так как в силу своей неопределенности позволяла производить выемку предметов и документов в порядке статей 182 и 183 УПК РФ до принятия решения о возбуждении уголовного дела и использовать полученные таким образом предметы и документы в качестве доказательств.

    Приговором Майкопского городского суда Республики Адыгея от 7 мая 2015 г., оставленным без изменений вышестоящими судами, в том числе Верховным Судом РФ, гражданка А. осуждена за то, что она, являясь руководителем по профессиональной подготовке образовательного учреждения начального профессионального образования, совершила 15 преступлений в виде получения взятки за незаконную выдачу гражданам подложных свидетельств об уровне квалификации «машинист экскаватора», «машинист бульдозера», «водитель погрузчика» в обход от установленного законом порядка прохождения ими обучения.

    В период предварительной проверки сообщения о преступлении оперуполномоченными Управления по экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Адыгея на основании вынесенных ими постановлений о производстве выемок и с составлением соответствующих протоколов у граждан были изъяты документы (свидетельства об уровне квалификации, индивидуальные карточки, удостоверения, временные разрешения), которые затем были осмотрены, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств, исследованы экспертами и использованы в обосновании обвинительного приговора.

    Судом первой инстанции было отклонено ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами указанных протоколов выемки, осмотров, постановлений о признании вещественными доказательствами и заключений почерковедческих экспертиз, с чем согласились и вышестоящие суды. Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 и ст. 183 УПК РФ.

    Полагаем, что систематическое толкование уголовно-процессуальных норм позволяет утверждать о недопустимости производства выемки до того, как уголовное дело будет возбуждено. Статья 156 УПК прямо указывает, что предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, а в содержание предварительного расследования входит производство следственных действий (глава 25 УПК, регламентирующая обыск и выемку, расположена в разделе VIII «Предварительное расследование» Кодекса; его статья 157 допускает лишь после возбуждения дела проведение даже неотложных следственных действий).

    Соответственно, законом закреплено общее правило о недопустимости проведения следственных действий в ходе предварительной проверки сообщений о преступлениях. Из этого общего правила законодатель предусмотрел пять исключений: производство экспертизы (включая получение образцов для сравнительного исследования), осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов, осмотр трупов, освидетельствование, в ходе которых могут быть изъяты предметы и документы (часть первая статьи 144 и корреспондирующие ей часть вторая статьи 176, часть четвертая статьи 178, часть первая статьи 179, часть четвертая статьи 195, часть первая статьи 202). К тому же в стадии возбуждения дела допускается получение предметов и документов путем удовлетворения соответствующих ходатайств, направления запросов (часть четвертая статьи 21, части вторая и третья статьи 86, статьи 120-122 УПК). Как известно, исключения из общего правила как специальные предписания по отношению к общей норме не могут толковаться расширительно [4] .

    В условиях нестабильного законодательства и изменяющейся судебной практики для правильного понимания, применения и совершенствования рассматриваемых уголовно-процессуальных норм основополагающее значение имеют требования Конституции РФ, и прежде всего закрепленное в ее статье 55, часть 3 требование соразмерности ограничения прав граждан конституционно закрепленным целям и охраняемым интересам, а также характеру совершенного деяния.

    В связи с тем, что уголовное судопроизводство выступает способом применения уголовного права, устанавливающего адекватные тяжести совершенного преступления меры уголовной ответственности, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает применение таких ограничений прав граждан, которые отсутствуют в других видах судопроизводства. Подобные ограничения могут возникнуть в том числе в связи с производством обыска и выемки, сопряженными с принудительным изъятием имущества, проникновением в жилище, вскрытием помещений, хранилищ, запретом покидать место проведения данных следственных действий и т.д.

    Соразмерность этих ограничений обеспечивается в том числе наличием достаточных данных о признаках преступления, которые и являются основанием для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). Без достаточных данных о признаках преступления, т.е. на этапе предварительной проверки сообщений о правонарушении, юридически еще не сделан вывод о том, какое именно правонарушение предполагается: гражданско-правовое, административное или все-таки уголовное. Использование же по административным или гражданским делам средств, предназначенных для принудительного расследования преступлений, ведет к явно чрезмерному ограничению прав граждан и нарушению разделения видов судопроизводств, предусмотренных частью 2 статьи 118 Конституции РФ. Тем более, что проверки сообщений о происшествиях нередко принимают затяжной характер и завершаются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

    Иными словами, по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству решение о возбуждении уголовного дела пока остается тем самым спусковым крючком, запускающим механизмы уголовно-процессуального принуждения и одновременно обеспечивающим соблюдение конституционно-правового принципа соразмерности применения этого принуждения.

    Таким образом, как по отраслевому истолкованию норм УПК, так и с точки зрения конституционно-правовых позиций производство выемки или любых других следственных действий, сопряженных с применением мер процессуального принуждения, не допускается в случаях отсутствия достаточных данных о признаках преступления, т.е. в период предварительной проверки сообщений о преступлениях.

    Доктринальная оценка допустимости доказательств

    Конституционно-правовой подход также позволяет предложить разрешение и другого, связанного с рассматриваемым вопроса, но не менее важного: как юридически оценить результаты выемки, проведенной до возбуждения уголовного дела, т.е. должны ли такие протоколы выемки и полученные вещественные доказательства быть признаны недопустимыми доказательствами, или же они могут остаться допустимыми?

    Представляется, что юридические последствия проведения выемки на этапе доследственной проверки (а равно и последствия других нарушений закона, допущенных при получении доказательств) должны быть также соразмерны сущности нарушения. В качестве санкций законодательство предусматривает достаточно дифференцированные меры: признание доказательств недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), вынесение частного постановления (определения) суда (ч. 4 ст. 29 УПК РФ), отстранение дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона (п. 10 ч. 2 ст. 37; п. 6 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), привлечение нарушителя норм к дисциплинарной, гражданско-правовой и даже уголовной ответственности и др. На дифференцированную реакцию судов по каждому выявленному нарушению или ограничению права обвиняемого на защиту ориентирует и Пленум Верховного Суда РФ [6] .

    Соответственно этому, исключение доказательств из числа допустимых должно применяться лишь к существенным нарушениям, посягающим на конституционные права сторон судопроизводства, и прежде всего – на право на справедливую судебную защиту независимым судом [7] .

    С этих позиций следует сначала определить, ставит ли допущенное нарушение закона под сомнение достоверность полученного доказательства. Неустранимые сомнения в достоверности доказательств – в силу требования принципа презумпции невиновности – должны быть истолкованы в пользу обвиняемого (следовательно, сомнительные доказательства обвинения, да еще и полученные с нарушением закона, безусловно исключаются). Действительно, право на справедливую судебную защиту не может быть обеспечено, если обвинительный приговор будет основан на недостоверных доказательствах.

    Если же доказательство, хоть и полученное с нарушением закона, вследствие этого нарушения не вызывает сомнений в достоверности, то следует оценить чьи именно и какие именно права нарушены, посягают ли такие нарушения на справедливое судопроизводство или другие права, будет ли способствовать исключение доказательств восстановлению или защите нарушенных прав, или же наоборот, может усугубить последствия допущенного нарушения.

    При таком «материально-правовом» подходе, включающем наряду с оценкой формального нарушения процессуального закона тот урон, который был (мог быть) причинен охраняемому объекту – справедливой процедуре судопроизводства и конституционным правам личности, можно разрешить вопрос о допустимости протокола выемки, проведенной до возбуждения дела, т.е. с нарушением требований статьей 144, 156 и 183 УПК РФ.

    Если, например, в ходе выемки осуществлялось принудительное проникновение в жилище заподозренного лица и применялось принуждение (наручники, физическая сила) к самому лицу, у которого изымались наркотические средства, то протокол такой выемки должен признаваться недопустимым доказательством. Незаконное применение одной стороной будущего судебного спора к другой его стороне принуждения в целях получения доказательств, предназначенных для разрешения этого спора, всегда нарушает принцип равноправия сторон, а значит наносит урон справедливому разбирательству дела.

    В других случаях, было бы очевидно несправедливым исключение такого же протокола выемки, но проведенной по ходатайству лица, который хочет использовать это доказательство в своей защите в суде для обоснования добровольной сдачи предмета или деятельного раскаяния. Исключение в данном случае защитительного доказательства, полученного стороной обвинения с нарушением закона, не устранило, а напротив, увеличило бы ущерб для справедливого разрешения дела.

    Третья ситуация может иметь место при принятии решения об отказе в возбуждении дела или его прекращении: незаконно проведенная в период проверки сообщения о преступлении выемка не может повлечь исключение доказательств, обосновывающих факт причинения ущерба этой выемкой при рассмотрении вопроса о его возмещении пострадавшему лицу [8] .

    Изложенные рекомендации согласуются и той правовой позицией, которую использовал Конституционный Суд РФ в вышеуказанном Определении от 22 декабря 2015 года № 2885-О.

    Полный текст статьи можно получить в журнлае «Уголовный процес» — http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=446448

    [1] Калиновский К.Б. «Доследственный» обыск — незаконное ноу-хау // Уголовный процесс. 2015. № 1. С. 9.

    [4] Это общепризнанное правило толкования, например, было использовано Конституционным Судом РФ в абз. 3 пункта 2 мотивировочной части его Постановления от 13 июня 1996 г. № 14-П. Еще более жестко действует запрет расширительного истолкования таких специальных норм, которые ограничивают права и свободы граждан (См.: постановления Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 года № 15-П, от 30 июня 2011 года № 14-П, от 8 декабря 2015 года № 31-П и др.) Производство же выемки как следственного действия сопряжено с возможностью применения принудительного изъятия предметов и документов, проникновения в жилище и т.п.

    [6] Пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве». // Российская газета. 10 июля 2015 г.

    [7] Проблемы выявления существенных и несущественных нарушений, так называемой «асимметрии» допустимости доказательств, а также использования в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона, являются остро дискуссионными и не имеющими общепризнанного решения. Мы не претендуем на то, чтобы поставить точку в научной дискуссии по этим проблемам, но придерживаемся последовательного подхода к их разрешению. О нем см.: Калиновский К.Б. Существенность уголовно-процессуальных нарушений при собирании доказательств // Законность, оперативно-розыскная деятельность и уголовный процесс. Матер. Междун. науч. пр. конф. Ч. 2. СПб., 1998. С. 11-14; Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса. Дисс. канд. юрид. наук. СПб., 1999. С. 117; Смирнов А.В. Комментарий к статье 75 УПК Российской Федерации // Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003 ( URL : http://kalinovsky-k.narod.ru/p/komm-075.htm), Смирнов А.В. Решение вопроса о допустимости в качестве доказательств сведений, полученных с нарушением закона // Уголовный процесс. 2009. № 1, и др.

    [8] Для применения этого подхода суды могут воспользоваться следующим истолкованием части первой статьи 75 УПК: в ней предусмотрено нарушение требований Кодекса в целом (т.е. принципов уголовного судопроизводства), а не отдельных его предписаний; нарушение отдельных предписаний влечет иные последствия, но не исключение доказательств. См. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к ст. 75 УПК РФ / Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. 5-е изд. Под общ. ред. А.В. Смирнова. М.: Проспект, 2009.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector