2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как живут осужденные в колонии строгого режима

Тюрьма сегодня: взгляд изнутри

Мне удалось поговорить с человеком, который знает о жизни за решеткой не понаслышке. Алексей Стекольщиков согласился рассказать о том, как отбывал наказание в учреждениях УФСИН. Хотите знать правду, с каким бы окрасом она ни была, – читайте далее.

Разговор получился непростым. Алексей много курил, глаза его бегали. Он постоянно перескакивал в повествовании с одного на другое. Первые же вопросы вызвали у него недоумение и легкую улыбку.

— Согласен, что торговал смертью?

— Абсолютно нет. Наркотики, они как алкоголь. Кто-то любит, кто-то нет. Если есть спрос, будет и предложение. Я познакомился в колонии с человеком, который колется дезоморфином уже больше десяти лет с периодичностью раз в месяц. Просто он так расслабляется. И наркоманом себя не считает, хотя ему уже 45.

— Счастливые-то моменты были, когда находился в тюрьме?

— Конечно, были. Навещали родственники и друзья… Я женился там. Жена писала письма, приносила передачки… общались с ней в комнате для переговоров. Много всего было.

Попался Алексей с наркотиками прямо на улице. Патрульные полицейские заставили вывернуть карманы. Дозу синтетики купил для перепродажи, у кого – не знает. Зелье нашел в одном из тайников-закладок.

Сначала его заключили под стражу в одном из СИЗО Оренбурга. Уголовное дело рассматривали полтора месяца – искали сообщников, свидетелей, готовили обвинительное заключение. Вердикт суда – 3 года тюрьмы.

В СИЗО такие же порядки, как и в тюрьме. Как только вошел в «хату» (камера), другие заключенные сразу не стали напрягать с вопросами. Два дня тупо отсыпался, мыслей было так много, что болела голова. После того, как пообвык, начал сам расспрашивать о местных порядках. Что можно, что нельзя говорить или делать. Были «знающие» люди – объяснили.

На самом верху преступного мира стоят воры в законе. Они по определению «черные», то есть не признающие власть, администрацию колонии. Априори в оппозиции – не ходят на работы, распорядок дня соблюдают постольку-поскольку… Крепкая молодежь их не трогает – все-таки авторитет, есть связи внутри колонии и за ее пределами. Раньше (в лихие 90-е) именно они правили бал в тюрьмах.

Сейчас ситуация несколько осложнилась тем, что в тюрьмы пришли молодые, сильные и энергичные, которым нет дела до старых понятий – они на ходу создают свои «правила». Зачастую – беспредельные. Они считают себя «черными», хотя некоторые втайне либо работают на администрацию, либо занимаются коммерцией, что запрещено для этой категории людей. Но если попались, то их выкидывают в козлы решением сходки.

«Черным» в теории вообще запрещено многое. Они не могут иметь собственности, семьи. Их жизнь посвящена братьям по воровскому делу. Они обязаны пополнять «общак», по мере сил помогать другим «черным». Коммерцией, то есть бизнесом также заниматься нельзя. Если зэк возьмет в руки метлу или лопату, он навсегда будет исключен из «нормальной масти». Словом, это целая секта, возникшая в тюрьмах России… Честное слово, сначала был с ними, пока не понял, что мои мозги не выдержат этого постоянного прессинга – будь против власти, не работай на государство, которое тебя упекло за решетку… Одно бесспорно – порядок у «черных» почти идеальный. Каждый знает свое место и выполняет свою функцию. Все смотрящие за игрой, за хатой, за «общаком» – «черные».

Далее в иерархии – «красные». Еще их называют «цветными» или «козлами» — это люди, которые работают на государство, признают его законы, живут по правилам. Сюда входят бывшие военные, охранники, полицейские, госслужащие и просто согласившиеся работать на администрацию. Порядка в этом стане нет. Весь этот коллектив в той или иной мере используют «черные». Кого-то разводят на деньги, с кем-то договариваются о поставке в колонию запрещенных вещей извне. Это касается, как обычных продуктов питания, так и алкоголя, сигарет, наркотиков, сотовых телефонов и СИМ-карт. Также под эту «масть» попадают бывшие «черные», пойманные на «косяках» (жарг. – проступках). Например, если обнаружили, что человек утаивает от собратьев по несчастью деньги или продукты, его объявляют «крысой» и с этих пор называют «красным».

Кстати, именно «козлы» помогают правоохранителям «колоть» (жарг. – допрашивать на предмет совершенных преступлений) зеков, если те не вписались в коллектив. Разумеется, подтверждения этому нигде не будет… В числе «красных» – ценные коммерсанты. Они отдают «налоги» в общак и конкретно тем заключенным, которые гарантируют «безопасность».

Обычные люди, которые в силу сложившихся обстоятельств попали на зону, также зачастую пополняют ряды «красных». Причем, если человек физически силен, может за себя постоять и словом, и делом, то его не прессуют. Хватает слабых духом.

Самое «дно» – это, так называемый, «петушатник». Там находятся люди, не попадающие под вышеупомянутые категории. Иногда их называют «обиженные». Еще их называют уборщиками, потому как именно на их плечи ложится уборка территории. Причем, это не обязательно забитые и замученные. Последние дни заключения я был в этой категории – просто забил на все «понятия» и жил как хотел. Ну и, разумеется, есть там и откровенно «опущенные». Таких называют «курами».

Время останавливается, но жизнь продолжается

По закону заключенному полагается спать 8 часов. Алексей признался, что на воле никогда постольку не спал – всегда были какие-то дела, работа, увлечения. В тюрьме осужденный скован четырьмя стенами и сон – единственное, что позволяет хоть на какое-то время отрешиться от повседневности.

С утра – подъем, зарядка, хотя, когда ее кто-то делал? Утреннее умывание. Далее завтрак. Те, кто работают на администрацию, выходят на работы. Далее обед, ужин и подготовка к отбою. День сурка, да и только. Часто шмонают на предмет запрещенных предметов. Тех, кто подмазался, предупреждают, когда будет шмон. Я не был в их числе, и как только у меня появился сотовый, к вечеру уже кто-то «настучал» администрации… отобрали.

Получается, 16 часов в сутки надо чем-то себя занять. Заключенные, никогда не читавшие книг, становятся книжными червями. Есть время для просмотра телевизионных программ. Кто-то по вечерам поет во все горло. Кто-то играет в карты, домино, шахматы и шашки. Причем, делает это либоиз «спортивного интереса», либо на деньги.

Во время игры «черные» легко разводят «лохов». То есть, сначала начинают со спортивного интереса. Новичку, естественно, везет, затем играют на деньги так, чтобы никто из «профи» не выигрывал постоянно, чтобы создать видимость, что все играющие – такие же новички, как и он. Человек втягивается, ему начинает везти. Способов развести человека играть на деньги так много, что всех не опишешь. Когда ставки становятся крупными, его резко возвращают с небес на землю, и он в одночасье становится должен… Расплачиваются либо честью, становясь «курами», либо деньгами, либо какими-нибудь услугами. Все зависит от каждого конкретного случая и от размера мускулов проигравшего. Также за проигрыш могут выгнать в «красные» либо в «петушатник».

Учет проигрышей и выигрышей фиксирует смотрящий за игрой. Какая-то часть от выигранного идет в «общак» (обычно около четверти). Стоит добавить, что в карты режутся вопреки запрету. В тюрьме разрешены только шахматы, шашки, домино, нарды (шышбеш), кости (зары, зарики) и морской бой.

Вот так, за разговорами, игрой и постоянными выяснениями отношений проходит время. Оно тянется, как кисель. И поэтому люди за решеткой помимо воли становятся подозрительными и жестокими. Однако до откровенных драк дело доходит редко – это негативно скажется на сроках, поэтому заключенные на словах стараются решать мелкие конфликты. Хотя в крупных могут и убить.

Стоит отметить и то, как на зону попадают запрещенные вещи. Голь на выдумки хитра. В продуктах питания с передачками, перекидываниями через забор зоны. Есть и более «мучительные» способы.

«Не в стрем» (жарг. — ничего не стоит, без зазрения совести) со свидания пронести у себя в прямой кишке на территорию зоны сотовый телефон вместе с зарядкой… Пронести таким же образом пачку сигарет, чтобы потом скурить их вместе с товарищами по несчастью, считают чуть ли не подвигом.

Кое-что о праздниках и памятных датах

Новый год и Рождество зэки празднуют по-крупному: по традиции, разумеется, пьют только чай или чифирь (хотя, если есть алкоголь или наркотики – принимают). Еще это время бесконечного шмона и прекращения свиданий.

Настоящие праздники для истинных зэков – это когда из зоновского «общака» перепадает каждой «черной хате». Повод – день рождения какого-нибудь авторитета или его же день смерти. Тогда появляются сами собой и колбаса, и другие деликатесы… Что ж, за здоровье и за упокой выпить несложно…

Происходит это обычно 15 и 30 числа. Произносится речь, ну например такая: «В этом месяце упокоились такие-то зэки. Или в этом месяце день рождения у такого-то авторитета. Пьют не обязательно в хатах, бывает и в зоне.

Еды хватает, но лучше есть баланду на воле, чем харчи на зоне…

Кормить-то кормят. И мясо иногда дают, и питание сбалансированное. Не хватает самого главного – домашней пищи. Тем, чем кормят там, набить желудок можно, а вот насытиться – вряд ли. После месяца отсидки уже начинаешь ощущать недостаток витаминов и других полезных веществ.

По словам Алексея, жизнь за решеткой не такая уж и тяжелая. Сложность не в бесконечных подставах, «мутках» (жарг. — интригах) сокамерников, сходках или допросах у следователей. Основная тяжесть – это отсутствие свободы, постоянный прессинг. Те, кто покрепче, привыкают. Кому-то даже нравится такая жизнь. А еще давит осознание того, что и завтра, и послезавтра, и через месяц будет одно и то же. И убежать от безысходности невозможно.

А еще бесит то, насколько разные «менты» на показ и за колючкой. На зоне могут избивать дубинкой, а в присутствии прессы говорить о том, насколько в их учреждении гуманно обращаются с заключенными. Было такое, знаю не понаслышке… Не хватает человеческих отношений, настоящего теплого слова. На свободе как-то не задумываешься об этом. Лучше не попадать в этот маразм.

Были в рассказе Алексея Стекольщикова и ужасные факты, и цифры. Но все бездоказательно, поэтому упоминать об этом не стоит. За 3 года, проведенных в учреждениях УФСИН, он дрался трижды, словесных стычек с сокамерниками было бесчисленное множество. Прошел путь от «черного» до «обиженного». Думаете, он исправился и пересмотрел свои взгляды на жизнь? Отнюдь.

Тюрьма осталась позади, однако на душе у Алексея по-прежнему тяжело – видел жизнь с изнанки. Если на зоне сон спасал от лиц, которые надоели до скрипа зубов, то сейчас каждую ночь – кошмар. Например, что снова везут в тюрьму, мол, нужно еще отсидеть 3 года…

Имя и фамилия респондента изменены по его просьбе.

Короли на киче. Как живут зэки в российских тюрьмах

О том, что сотрудники ИТУ позволяют себе садистские «развлечения» не только в этой колонии, давно уже не секрет. В интернете с удивительным постоянством появляются кадры, снятые самими садистами, а в адрес надзирающих органов идут возмущенные письма от осужденных, их родственников и адвокатов. То тут, то там вспыхивают мятежи в лагерях, которые по-прежнему в обществе называют «зонами». Это еще со времен ГУЛАГа.

Но поводом для разговора послужили все же кадры нынешнего образа жизни страшного человека из совсем недавнего прошлого — Вячеслава Цеповяза, одного из авторитетов чудовищной банды Сергея Цапка, совершившей 19 убийств, в том числе семьи фермера Аметова в станице Кущевская в 2010 году. Они погубили даже маленьких детей, а одного из них, девятимесячного малыша, еще живым положили на гору трупов членов его семьи и сожгли. Обнаружилось, что банда многие годы вообще была в авторитете в Краснодарском крае, даже пробивала себе «легитимный» ход к руководству страны.

Источник фото: Wikipedia

И вот, что вылезло благодаря фотографиям и текстам бывшей супруги Цеповяза Натальи Стришней. Второй в иерархии в банде теперь уже покойного Цапка, Вячеслав Цеповяз с 2015 года очень славно проводит время в колонии строгого режима № 3 Амурской области. Это учреждение располагается в селе Среднебелая Ивановского района и содержит внутри своего охраняемого периметра 1067 заключенных, включая самого Цеповяза, осужденного на 19 лет и 10 месяцев лишения свободы и обязанного выплатить штраф 200 тысяч рублей.

Как живут другие заключенные, то есть те, кто не сидит за одним щедрым столом с кущевским бандитом, пока не известно, хотя для проверки туда уже срочно выехал весь состав управления ИТУ и надзирающие прокуроры. Но то, что Цеповяз и его близкий круг баловались довольно регулярно икрой, крабами и шашлыками за столом с крахмальной скатертью, уже известно всем, кто имеет доступ к интернету. Знают уже и то, что лично для Цеповяза строгий режим недействителен, на работу он уже давно не выходит по причине вдруг открывшейся инвалидности, ведет активную переписку с бывшей женой, приятелями и родственниками по SMS с различными номерами мобильных телефонов, звонит со стационарных телефонов — из кабинетов сотрудников ИТУ, неограниченно пользуется квартирами на территории лагеря для встреч с людьми, приезжающими с воли. Он, оказывается, уже обошелся бывшей жене в три миллиона рублей и продолжает требовать свою долю из активов предприятия, которое ей досталось после его осуждения. Она теперь этим недовольна до крайности. Вот и разместила в интернете кадры «курортной» жизни заключенных в колонии № 3, во всяком случае касающиеся ее бывшего мужа. По ее словам, она боится давления со стороны его приятелей и тех, кто был с ним «на киче» и теперь может приехать за ответом.

По словам руководства Генеральной прокуратуры и Следственного комитета, вольготная жизнь Цеповяза пришла к завершению: он в штрафизоляторе, а в отношении руководства колонии и даже самого управления ведется служебное расследование. Полагаю, выводы там будут сделаны до чрезвычайности строгие. Показательной жестокой порки и всему руководству пенитенциарной российской системы никак теперь уже не избежать.

Вообще, систему регулярно сотрясают коррупционные скандалы, громкие увольнения руководства, аресты, суды и разоблачения.

Вот недавние примеры: в период с 2010 по 2012 год случилось два скандала. Один из них был связан с закупкой ФСИН так называемой «интегрированной системы безопасности», деньги за которую были отправлены фирмам-однодневкам за рубежом, тут же расхищены, а из 17 объектов приобретенной системы заработали только два. Оказалось, что и сумма закупки была завышена на порядок. В этот же временной период обнаружилось, что покупка камер слежения в ИУ сразу в нескольких регионах России была осуществлена по договору с коммерческой фирмой лидера крупной преступной группировки и его сына. Бюджетные деньги и оттуда утекли. В ноябре того же года, то есть 2012-го, ФСИН России по завышенной цене закупила iPhone в количестве 26 комплектов. Для личного пользования руководства и близких к нему людей. Переплата при этом составила 200 тысяч рублей. Куда и кому ушли эти деньги, детально разбиралось следствие. К этим ярким коммерческим делам следует прибавить уже упомянутое в самом начале скандальное «шоу» с издевательством над заключенным в Ярославской колонии № 1.

Но это лишь то, что дошло до СМИ, включая суд над бывшим главой ФСИН России генерал-полковником внутренней службы Александром Реймером, его замом по тылу генерал-майором внешней службы Николаем Криволаповым и директором ФГУП «Центр инженерно-технического обеспечения и связи Федеральной службы исполнения наказаний» Виктором Определеновым. Получили они немалые сроки, в том числе строгого режима (как Цеповяз за участие в банде убийц), и теперь будут наблюдать весь процесс соблюдения законности исполнения наказания уже изнутри. То есть не как прежде — снаружи, по периметру зоны и с позиций охраны, а не охраняемых. Несмотря на то, что это звучит несколько издевательски, на самом деле, вполне соответствует действительности.

И все же очень симптоматично то, что все эти скандалы возникли почти одновременно: от вскрытых растрат прошлых лет до групповых, «корпоративных», издевательств над заключенным и праздничных застолий убийц и лагерных «авторитетов».

Похоже, грядут серьезные перемены. Вот только, как они будут осуществляться? Мы раньше были на первом месте по количеству осужденных на 1000 человек (от населения страны). Теперь мы уступили это место США и Китаю. Но все равно сидельцев так много, а категории их стали настолько разнообразными, что вопрос реформ выглядит несколько пугающе. Внести принципиальные коррективы в это так же сложно, как, например, реформировать экономику государства. То есть каждому понятно, что без этого дело уже не пойдет, но и каждому столь же ясно, насколько этот груз тяжелый и дорогостоящий. Разумеется, это совершенно разные понятия, но объемность задач в такой огромной стране, как Россия, со всеми ее проблемами и тяжелейшей лагерной историей, их самым роковым образом роднит.

Источник фото: РИА «Новости»

Создается впечатление, что упомянутые скандалы в ярославской и в амурской колониях, несмотря на их фактические различия — в одном случае «вертухаи» устроили садистское светопреставление до пота и крови, а в другом — веселую вечеринку с икрой, крабами и шашлычком — имели одну цель. А именно: сомнительную романтизацию для узколобых новобранцев ВОХРа и ту же романтизацию для тех, кто все еще страшится попасть на «зону» за преступления, включая самые жестокие. То, что мы увидели в интернете, можно смотреть без конца и без края по всем каналам телевидения — в блокбастерах и серийных картинах о жизни в российских, американских, европейских и азиатских зонах. А главный вывод один, причем всегда: виновны «вертухаи», они самые отрицательные персонажи во всех сценариях. Их профессиональная «романтика» отвратительна и преступна, а сила и сплоченность заключенных (они же осужденные) победоносна и неодолима властью.

Тот же Цеповяз был на воле «авторитетом» с явными признаками «отрицаловки» (то есть не подчинявшимся строгим традициям блатного сообщества), но и здесь он и его деньги взяли верх над продажными «вертухаями», а значит, над законами страны. Если вновь взглянуть на оба случая разом, как бы слить это в один кадр — избиение одного из заключенных группой сотрудников учреждения и разудалое застолье с изысканными блюдами, которые не могут себе позволить на воле обычные труженики, то картина становится устрашающей.

Мы являемся свидетелями утверждения новой тюремной субкультуры, которая окончательно сводит между собой охрану и охраняемых в одном принципиальном значении: «один сидит внутри, другой — снаружи». С тех пор, как преступный ранг «вор в законе» стал коммерческим товаром, а правила поведения в блатной среде претерпели изменения в сторону современной «оптимизации» (как почти все в стране), то и изначально, исторически, подмоченная «репутация» вооруженной лагерной охраны превратилась почти в посмешище с такими отвратительными чертами, которые вызывают у общества особенно острые приступы брезгливости. А реформировать все это нет уже ни сил, ни средств.

По этой ли причине стали вылезать из туманного настоящего системы ФСИН все эти скандалы, либо есть нечто куда более конкретное и прагматичное, сказать пока трудно. Но то, что за высокий ранг «короля на киче», то есть в колоссальной системе исправительных учреждений (ФСИН), идет «месиво» со всех сторон — и с той, что охраняет, и с той, что охраняется, не остается ни малейших сомнений. Ведь вопрос в двух огромных кассах: госбюджет и «общак». Это, казалось бы, несколько упрощает проблему до самых примитивных оценок, если только не забывать, что-то и другое дает власть одной части общества над другой, а разница порой лишь в терминологии. Как, например, в привычном уже слове из блатного жаргона «беспредел» — мы его наблюдаем во всех проявлениях гигантской, чрезвычайно дорогой системы «исполнения наказаний».

Андрей Бинев, журналист, аналитик

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

uCrazy.ru

  • NikoniX
  • 30 апреля 2013 08:07
  • 4771

Один блоггер побывал в уфимской колонии строгого режима №9, или, как ее еще называют, «Девятку», где отбывают наказание самые опасные преступники-рецидивисты, у которых на счету уже не по одной ходке. Предлагаю взглянуть на то, какая атмосфера царит в колонии и как там живется заключенным.

На днях по приглашению башкирского ГУФСИНа я посетил уфимскую колонию строгого режима номер 9. Больше известную, как «Девятка». Раньше она была общей, а теперь здесь отбывают свои сроки почти полторы тысячи рецидивистов, все они — опасные преступники, у каждого не по одной ходке и все они за тяжелые преступления — убийства, грабежи, насилие, наркотики в крупных размерах и тому подобные злодеяния.
К сожалению, в первой точке нашего маршрута — ШИЗО — фотографировать запрещено, а на словах эту атмосферу не передать. Это несколько небольших камер, где по одиночке сидят злостные нарушители тюремного режима. В камере, куда мы заходили, отбывает несколько десятков суток москвич с прозрачными глазами, у которого первый срок за разбой, а второй — за хранение наркотиков в крупных размерах. Попал сюда за отказ убирать тюремный двор. Этот срок не засчитывается в общий, поэтому парень выйдет на свободу еще позже. Еще в коридоре там висит большая колонка, через которую транслируется музыка и лекции. Это нужно, чтобы исключить общение между камерами. Дальше фотографировать можно было почти везде и мы отправились уже в отряд, где для зэка установлены облеченные условия отбывания наказания.

В небольшом закрытом дворике осУжденные (а это такой же профессионализм, как дОбыча), отличающиеся идеально примерным поведением, могут проводить часть времени, курить, любоваться на розы, которые здесь скоро зацветут и даже заниматься спортом.

Правда, все тренажеры прикованы цепями — мера предосторожности, чтобы, например, гантели нельзя было использовать в драке.

Заключенных нельзя снимать крупно без их письменного согласия, таковы правила. Но поверьте, очень сложно представить этих людей в роли убийц, воров и разбойников — совершенно обыкновенные лица, с ясными глазами и даже улыбками. Когда мы пришли, отряд находился в комнате отдыха, где со стен строго взирают первые лица государства и республики и стоит окно в мир — телевизор.

Естественно, тут не показывают все подряд, отбираются из эфира те программы, которые не могут повредить заключенным — из новостей убирают сюжеты про криминал, не показывают кино и сериалы со сценами насилия и секса.

Вообще, жизнь зэка строго регламентирована — по часам умываются, едят, работают, смотрят тв и в будние и в праздники.

Порядок на зоне ставят во главу угла, поэтому нигде нет ни соринки, ничего лишнего.

Известно, что труд цивилизует. В «Девятке» есть масса возможностей для перевоспитания трудом. Во-первых, это собственное металлоплавильное производство. Льют чугун и делают из него всякие полезные и нужные вещи.

Зарплата в цеху приличная. На руки после выплаты ущерба потерпевшему остается три-четыре тысячи. Виртуально, конечно. Их можно отоварить в ларьке на зоне — печенье, чай, конфеты.

Кроме того, тут работает большой швейный цех. Сюда, кстати, переехала часть оборудования с разоренной фабрики «8 марта», а теперь на нем шьют, например, спецодежду для «РЖД». Сильное впечатление, когда сотня луженых глоток нараспев кричит: «Дооооообрый день, гражданин начальник!»

Идем по территории колонии к тюремному клубу. Замечаю примету времени- комнату видеосвязи с начальником тюрьмы, которой могут пользоваться заключенные.

Заходи, нажимай на кнопку и оставляй свои жалобы и предложения. Но только по делу!

Центр духовной и культурной жизни колонии — клуб. Здесь на все праздники и в выходные проходят самодеятельные концерты, киносеансы и спортивные соревнования.

Для души тут есть три молельные комнаты, в которых мусульмане, католики и православные учат Коран и арабский, поют христианские гимны, исповедаются и причащаются.

Кстати, многие иконы и росписи — произведения заключенных.

На втором этаже — телестудия, в которой проходят цензуру программы для тюремного телевидения и производятся собственные проекты — социальные ролики и документальные фильмы. Руководит студией зэка из Подмосковья, который на воле имел отношение к телеремеслу, делал программу для одного из каналов.

Тут же художественная мастерская. Рисуют плакаты ко всем датам и наглядную агитацию. Рисунок очень даже ничего, а во рифма хромает.

Непременная часть жизни колонии — библиотека на пару тысяч томов. Библиотекарь — выпускник института искусств с очень интеллигентным лицом (первый срок за нанесение тяжких телесных, второй — убийство) говорит, что больше всего берут фантастику и русскую классику. Достоевский ожидаемо зачитан до дыр.

А вот разнообразные своды законов, кодексы и прочую юр. литературу берут редко — и так знают наизусть. На зоне время обеда. Идем в столовую.

Тут тоже, конечно, регламенты на все — граммы, виды продуктов, время посещения.

Дежурные разносят еду по столам, мы снимаем пробу с супа и второго.

Еда пресновата, очень простая, как в какой-нибудь обыкновенной заводской столовой. А вот пайка — краюха черного хлеба, который выпекают тут — очень даже вкусная.
Мы побывали почти везде. Не зашли, разве что в комнату свиданий. Там кто-то из заключенных встречался с родными и мы, конечно, не стали прерывать их и отнимать редкие в местах не столь отдаленных минуты радости.

Возможно, мой рассказ показался вам чересчур позитивным. Да, в колонии я не увидел каких-то ужасов, как в сериале «Тюряга». Тут чисто, порядок и все предельно просто и понятно. Но поверьте, с первых минут за решеткой, даже в качестве гостя, вы начинаете испытывать невыносимое желание поскорее выйти на волю! Это желание читается в глазах абсолютно всех обитателей зоны. И это ужасно! Помните, что тюрьма — это всегда тюрьма, какой бы она благоустроенной не была, и никогда сюда не попадайте!

Колония строгого режима

Колония строгого режима

Колонии строгого режима предназначены для содержания здесь преступников, осужденных за совершение особо тяжких преступлений, либо рецидивистов, неоднократно совершающих опасные преступления и осужденных повторно. Также сюда могут быть переведены заключенные колонии общего режима, если совершили во время заключения какое-либо преступление. На строгом режиме отбывают наказание только мужчины.

В отличии от колонии общего режима, на строгом вся инфраструктура сведена к минимуму. Территория колонии разделена на жилой и производственный сектор. Жилой сектор как правило представляет из себя общежитие, комнаты которого оборудованы под камеры, в которых размещаются от 10 до 15 заключенных. На каждого осужденного приходится 7 квадратных метров камеры. Кровати имеют по 2 и 3 яруса, и расположены по периметру камеры, в центре располагается стол со скамьями. Раз в неделю заключенные посещают баню, так как душевых в жилом секторе не предусмотрено. Для прогулок предусмотрен небольшой дворик на свежем воздухе.

Колония строгого режима

Также на территории колонии могут находиться бараки, где живут арестанты. Здесь уже можно встретить проявление цивилизации в виде душевых кабин, отдельных туалетов, холодильников и мест для приготовления пищи. За порядок в колонии строгого режима отвечают зеки, дежурившие в общежитии, и освобожденные от работы по состоянию здоровья.

Одеждой арестанты обеспечиваются администрацией колонии. В дальнейшем ее стоимость вычитается из заработка осужденного. Несмотря на это, допускается приобретение белья и домашней одежды на личные деньги зека, либо получение их в посылках с воли.

полномоченный по правам человека Владимир Климов во время посещения исправительной колонии № 9 (п. Северный, Опаринский район)

Стоит отметить, что в каждой колонии существуют свои внутренние порядки. Также имеются и неофициальные правила, которым должны следовать осужденные, чтобы не попасть в опалу ворам или администрации тюрьмы.

Как и в любой колонии, строгий режим имеет различные условия содержания, которые подразделяются на обычные, легкие и строгие. У каждого условия содержания свои особенности. Но впервые попавший в колонию строгого режима, попадает на обычные условия. Уже от того, как он будет вести себя в тюрьме, зависит, под какие условия содержания попадет осужденный в дальнейшем.

Условия содержания в колонии строгого режима

Условия содержания в колонии строгого режима могут меняться на протяжении всего срока арестанта. Изредка бывает, что получивший крупный срок сиделец, находится все свое пребывание в тюрьме на одном из условий.

  • Обычные условия содержания

Обычные условия содержания в колонии строгого режима предусматривают 3 краткосрочных и 3 длительных свидания в год. Также за год можно получить 4 посылки и 4 бандероли. Что касается денежного вопроса, то за месяц тратить осужденный может помимо заработанных им денег в колонии, не более 2-х минимальных зарплат.

  • Облегченные условия содержания

Облегченные условия содержания в колонии строгого режима отличаются от предыдущего тем, что зеку положено уже 4 длительных и 4 кратковременных свидания в год. Посылок и бандеролей он может получить с воли в течении 12 месяцев по 6 штук соответственно. Также некоторое послабление и в тратах — на таком условии содержания, осужденный может тратить 3 минимальных зарплаты в месяц.

  • Строгие условия содержания

Самыми суровыми в колонии строгого режима являются строгие условия содержания. Арестант находится в запираемом помещении, и имеет право выходить на прогулку только на полтора часа в сутки. Ему разрешается тратить только одну минимальную зарплату в месяц, которая составляет около 11 тысяч рублей. Свидания в течении года ограничены одним продолжительным и двумя кратковременными. Разрешается получить в течении 12 месяцев 2 посылки и 2 бандероли.

Что значит колония строгого режима?

Исправительные учреждения в РФ различаются по строгости режима заключения.

Вместе с тем все они существуют для того, чтобы изолировать асоциальные личности, пренебрегающие законом и общепринятыми нормами.

Далее мы расскажем о колониях строгого режима. Как отбывают в них наказание осуждённые?

Колония строгого режима: что это такое?

Колония строгого режима – разновидность исправительного учреждения закрытого типа, где отбывают наказание преступники, представляющие большую опасность для общества и нуждающиеся в жёстких ограничениях для исправления.

Эти лица осуждены за совершение особо тяжких преступных деяний, совершённых впервые либо при рецидиве преступления средней степени тяжести.

Условия пребывания в колонии строгого режима весьма суровые, включают в себя много ограничений и абсолютную изоляцию от общества.

Чем отличается тюрьма от колонии строгого режима?

Тюрьма – это обобщённое понятие, которым называют в быту любое исправительное учреждение, где содержатся преступники, изолируемые от общества. На самом деле тюрьма и колония – исправительные учреждения разных видов.

Ключевое отличие порядка содержания в тюрьме – ограничение передвижения заключённого в пределах данного учреждения. Здесь преступник постоянно находится в рамках своей камеры и только 1 раз в сопровождении конвоя он выходит на прогулку.

Колония – это своего рода закрытый посёлок, где содержатся осужденные к лишению или ограничению свободы лица. Здесь имеются жилые бараки, рабочие зоны, административная часть, частные магазины, котельная, библиотека и пр.

Режим содержания в колонии обычно более свободный, чем в тюрьме. Однако есть и отдельные колонии, призванные максимально ограничить права опасного преступника.

Как в колонии, так и в тюрьме, осуждённые могут содержаться в условиях 3 режимов:

Режим устанавливается судебным приговором и назначается в соответствии с требованиями УК РФ.

В тюрьме перемещение заключённых сведено к строго ограниченному периметру: на прогулку — в рабочую камеру – в тюремную камеру. Свободное хождение запрещено. Попадают в тюрьму рецидивисты и лица, совершившие тяжкое или особо тяжкое деяние.

Больных тяжёлыми заболеваниями осуждённых, а также детей в тюрьму не сажают, их можно отправить только в колонию.

В целом тюрьма и колония призваны выполнять аналогичные функции, однако по своим особенностям они значительно различаются. Сидеть в четырёх стенах тюремной камеры морально тяжелее, чем находиться в колонии — своеобразном «закрытом городе».

Различительные признаки:

  • Ограничение передвижения. В тюрьме заключённых выводят только на прогулку, свидание или на встречу с адвокатом. В колонии осуждённым разрешено посещать рабочую зону и другие места в соответствии с режимом.
  • Трудовая деятельность. В колониях осуждённые трудятся в специальных бараках и даже получают зарплату. В тюрьме имеется всего несколько рабочих камер, но в основном заключённые сидят без дела.
  • Типы учреждений. Колония предназначена для исправления осуждённого. В тюрьму отправляют преступников-рецидивистов с минимальными шансами на реабилитацию. Кроме того, тюрьма представлена одной разновидностью, в то время как ИК может быть ещё воспитательной и лечебной.

Чем отличается колония общего режима от колонии строгого режима?

Различия между режимами прописаны в ст.121 и 122 УК РФ. Они заключаются в ряде ограничений, касающихся получаемых свиданий, размера средств, которые он может тратить, и т. д.

При этом в колониях обоих типов осуждённый может содержаться в обычных, облегчённых и строгих условиях, которые устанавливаются в рамках одного исправительного учреждения.

Различительные признаки колоний общего и строгого режима:

  • Контингент преступников. В условиях общего режима содержатся осуждённые, впервые совершившие тяжкие преступления, а также деяния небольшой и средней тяжести. В условиях строго режима содержатся лица, впервые совершившие особо тяжкие преступления и рецидивисты.
  • Ежемесячный расход финансовых средств. В учреждении общего режима (в рамках обычных условий) допускается расходовать на еду и необходимые нужды средства в размере 3 минимальных зарплат, а в учреждении строгого режима – не более 2.
  • Количество ежегодных свиданий. В колонии общего режима при обычных условиях осуждённым даётся возможность 6 краткосрочных и 4 длительных свиданий, в колонии строго режима – только по 3 свидания.
  • Количество передач. Осуждённый в колонии общего режима (при обычных условиях) может получать по 6 посылок и бандеролей, в учреждении строгого режима – не более 4 посылок и 4 бандеролей.
  • На 2019 год сняты ограничения, касающиеся веса передачи. Сейчас максимальный вес посылки может составлять не 20 кг, как ранее, а 50 кг.

    Исправительная колония строгого режима: условия содержания

    Исправительная колония для осуждённых – своего рода «маленькое государство» со своими порядками, устоями и правилами.

    Жизнь её «обитателей» во многом зависит от контингента преступников, персонала и административных работников.

    Но всё же основные условия содержания и порядок чётко регламентированы. Это касается количества передач, свиданий, расхода средств (см. выше).

    Внутреннее устройство колонии

    Каждая ИК строгого режима обязательно разделяется на жилую и производственную зоны.

    Жилая зона, как правило, включает несколько локальных зон:

    • библиотеку;
    • столовую;
    • медчасть с лазаретом;
    • баню;
    • штаб с кабинетами административных работников.

    Осуждённые содержатся в камерах, рассчитанных на 30-50 человек. В них расположены койки в 2-3 яруса; норма площади на одного человека — 7 м².

    На территории ИК обязательно устроена площадка для прогулок и штрафной изолятор (ШИЗО), куда отправляют на время осуждённых, нарушивших порядок.

    Особенности содержания женщин в колонии

    Женщины попадают в ИК строгого режима по тем же основаниям, что и мужчины, — за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

    Колония для женщин немногим отличается от мужской. Условия здесь созданы без учёта психологических, физиологических и иных особенностей женского организма.

    Здесь женщина часто теряет социальную адаптацию, особенно при отсутствии моральной и финансовой поддержки со стороны родных и близких.

    Лишение свободы переносится слабым полом намного мучительнее, чем мужчинами, что обусловлено удалённостью от дома, родных, отсутствием гигиенических условий, трудностями режима (единая форма одежды, отсутствие личных вещей, хождение строем).

    Условия и порядок в женских колония строгого режима подчинены общим требованиям норм Уголовного Кодекса: аналогичное количество посылок и свиданий, тяжёлый, иногда неженский труд, такие же дисциплинарные взыскания, включая пребывание в штрафном изоляторе.

    И мужчины, и женщины, пробыв в ИП строгого режима 3-5 лет, привыкают к такой жизни, поэтому часто после выхода на волю вновь сюда возвращаются. Кстати, среди преступников нередко встречаются талантливые люди: мастера, художники, умельцы.

    Как проходят краткосрочные и длительные свидания в колонии строгого режима?

    Количество свиданий зависит от формы отбытия наказания. Осуждённому, отбывающему наказание в ИК строгого режима на обычных условиях, разрешены 3 длительных и 3 краткосрочных свиданий в год.

    При облегчённой форме отбытия срока количество свиданий здесь увеличивается до 4 длительных и 4 краткосрочных (как в ИК общего режима).

    Краткосрочные свидания – это непродолжительные встречи осуждённого с родными и близкими в специально оборудованной на территории колонии комнате.

    Разрешить свидание вправе только администрация колонии. На краткосрочное свидание осуждённого сопровождает представитель колонии.

    Во время краткосрочного свидания запрещается передавать осуждённому вещи и продукты. Беседа с ним обязательно прослушивается работниками колонии.

    В некоторых случаях такое свидание проходит в комнате с оборудованным стеклянным разделением между осуждённым и его гостем.

    На длительные свидания с осужденным выделяется несколько дней, а проходит оно в помещении колонии или в корпусе гостиницы, расположенной на территории ИК. Проживание оплачивает родственник или сам осуждённый.

    Основные правила длительных свиданий:

  • Можно брать напитки и продукты питания, но не в стеклянной таре.
  • Осуждённому нельзя покидать комнату свидания, иначе оно будет окончено.
  • Длительное свидание разрешается только для близких родственников, членов семьи.
  • Если осуждённый не отличается примерным поведением, то длительные свидания ему могут запретить.
  • Не допускаются свидания с людьми, не являющимися родственниками, а также с сожителями.

    Как проходят свидания в колонии?

    Перед свиданием родственники проходят полный досмотр («карантин») на предмет запрещённых предметов: денег, наркотиков, сотовых телефонов, оружия.

    Тщательно проверяются документы и бумаги, подтверждающие факт родства с осуждённым. Отказ от досмотра возможен, но это приведёт к отмене свидания.

    Помещение для встреч обязательно оборудовано телефоном; в случае чего можно немедленно вызвать вооруженную охрану. По окончании свидания за гостем приходит автобус, осуждённый же отправляется к КПП.

    Перевод со строгого режима в колонию-поселение

    Со строгого режима возможен перевод в колонию-поселение по отбытии осуждённым одной трети срока наказания. (ст. 78 УИК РФ, п «г»).

    Примечательно, что для осуждённых на строгий режим не нужно вначале быть переведёнными на облегчённый режим отбывания наказания (что характерно для ИК общего режима).

    Если же осуждённый уже был ранее освобождён по УДО и совершил новое злодеяние, перевод возможен только по прошествии половины срока наказания, а осуждённым за особо тяжкие деяния — по отбытии 2/3 срока.

    Как выйти по УДО?

    Статья 79 УК РФ предусматривает возможность освобождения по УДО только после отбытия осуждённым не менее ½ срока наказания, назначенного за тяжкое деяние и не менее 2/3 срока, вменённого за особо тяжкое преступление.

    Для инициирования перевода необходимо написать ходатайство в суд, приложив к нему положительные характеристики с воли (от членов семьи, общественных организаций, с прежнего места работы и пр.).

    При наличии таких дополнительных материалов в конце ходатайства перед строкой с росписью и датой пишется «Приложения» и перечисляются все документы, которые были прикреплены к ходатайству.

    Чтобы суд удовлетворил ходатайство, очень важно отсутствие нарушений осуждённого за отбытый период.

    Исправительная колония строго режима – довольно жёсткое пенитенциарное учреждение. И если человек попал туда впервые, важно не опуститься, выстоять, чтобы не вернуться туда во второй раз.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector