Если предприятие несет убытки по вине директора рб - Юридическое бюро Advokat-Popov.Ru
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Если предприятие несет убытки по вине директора рб

Взыскание убытков с генерального директора за недобросовестное поведение становится реальным

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Одним из заметных трендов правоприменительной практики последнего времени стали дела по взысканию с руководителя компании убытков в связи с принятием им неверных бизнес-решений. Это позволяет сделать, прежде всего, правило, закрепленное п. 1 ст. 53.1 ГК РФ.

Так, при нарушении лицом, уполномоченным законом и (или) учредительными документами действовать от имени организации, положений о добросовестности, оно несет ответственность. Из приведенной правовой нормы следует, что в случае нарушения единоличным исполнительным органом обязательств, связанных с добросовестным и разумным поведением, с него будут взысканы убытки.

Доказательствами причинения компании убытка будут выступать обстоятельства, подтверждающие наличие убытка и недобросовестное поведение руководителя. Кроме того необходимо доказать причинно-следственную связь и вину генерального директора.

Важно отметить, что, в соответствии с позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в п. 6 постановления от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ), суд может взыскать с генерального директора убыток даже в том случае, если его размер не установлен. При этом суд должен определить размер убытка из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что одобрение действий генерального директора уполномоченным органом не является основанием для освобождения его от ответственности. Например, сделка, заключенная генеральным директором, была одобрена советом директоров общества, в результате исполнения данной сделки обществу был нанесен ущерб. В этом случае генеральный директор должен самостоятельно нести ответственность, поскольку в результате именно его недобросовестного поведения компания потерпела убытки.

По общему правилу добросовестность и разумность действий генерального директора презюмируется.

Вместе с тем, из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что если генеральный директор откажется от дачи пояснений, то бремя доказывания своей невиновности в причинении компании убытка может быть возложено на него.

Кроме того Пленум ВАСРФ дает определения недобросовестных и неразумных действий (бездействие) единоличного исполнительного органа.

Так, действие генерального директора признается недобросовестным в случаях, если он:

  • действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами юридического лица;
  • скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  • совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  • после прекращения своих полномочий удерживает у себя и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
  • знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, в частности совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом, например, с фирмой-«однодневкой».

Сделкой на невыгодных условиях будет считаться сделка, по которой цена или иные условия существенно (в худшую сторону) отличаются от тех, на которых в сравнимых обстоятельствах юридическим лицом совершаются аналогичные сделки.
Действия или бездействие признается неразумным в случаях, если генеральный директор:

  • принимает решение без учета информации, имеющей значение в данной ситуации; до принятия решения не предпринимает действий, направленных на получение необходимой и достаточной информации, необходимой для принятия этого решения;
  • совершает сделку без соблюдения внутренних процедур обычно требующихся или принятых в данной компании.

В случае выявления названных признаков недобросовестности у собственника бизнеса есть реальная возможность получить с назначенного им управленца денежную компенсацию за причинные убытки.

Можно ли взыскать с управленца убыток, образовавшийся в результате возникновения у компании дополнительных налоговых обязательств, полагаю, интересует многих.

Одним из первых дел по взысканию убытка с руководителя по фискальным доначислениям было дело ООО «Майндшер Интерекшн» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2013 г. № 09АП-40205/2013 по делу № А40-56721/2013). Судом был удовлетворен иск к бывшему генеральному директору на сумму 7 578 727 руб., которая им была перечислена на счета фирмы- «однодневки», а сделка с этим контрагентом была признана налоговиками фиктивной.

В настоящее время практика предъявления собственниками исков к назначенным ими директорам после проведенной фискальной проверки получила свое развитие.
Например, при рассмотрении дела ООО «Управдом-С» (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2016 г. № 10АП-15093/2015 по делу № А41-39377/15) судом был удовлетворен иск к генеральному директору о взыскании налоговых доначислений (штрафа и пени). Арбитры встали на сторону общества и признали, что недобросовестное поведение руководителя стало причиной налоговой ответственности общества.
Арбитражный суд, рассматривая требования ЗАО «Компания Интерспортстрой» к генеральному директору, признал их обоснованными и взыскал с руководителя начисленные фискалами пени и штраф (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 г. № 09АП-45501/2015-ГК по делу № А40-16650/2015). Арбитры посчитали отсутствие у руководителя должной осмотрительности при заключении договора и перечисление денег на счета фирм, отвечающих признакам фирм-«однодневок», стало причиной убытков. При рассмотрении налогового спора арбитры пришли к выводу о законности решения налогового органа в части доначислений недоимки, пени и штрафа по сделкам с фирмами-«однодневками», а судебный акт по спору с налоговой инспекцией был принят в качестве доказательства, подтверждающего обоснованность требований общества.

Приведенная судебная практика с очевидностью свидетельствует о том, что налоговая проверка несет в себе риски не только для бизнеса, но и для директора, так как он лично должен будет возместить убытки, возникшие в результате проверки фискалов.
Причем при рассмотрении такого спора у истца нет необходимости в подтверждении точного размера убытка, а ответчика суд может обязать доказывать свою невиновность.

Вместе с тем взыскание убытков с руководителя обусловлено не только налоговыми доначислениями.

В связи с заключением директором сделки, цена по которой была занижена по сравнению со среднерыночной ценой, с директора могут взыскать убыток (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 февраля 2015 г. № Ф08-549/2015 по делу № А32-7549/2013, Определением Верховного Суда РФ от 18 июня 2015 г. № 308-ЭС15-5717 отказано в передаче дела № А32-7549/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства). По указанному делу с руководителя был взыскан убыток, составляющий 125 797 621 руб.

Топ-менеджер может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности, если сделка, заключенная единоличным исполнительным органом, не имеет экономического эффекта, а также в том случае, если не соблюден установленный корпоративным регламентом порядок одобрения такой сделки, например, заключение договора не былоодобрено советом директоров.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 ноября 2014 г. по делу № А40-112263/13 с руководителя компании был взыскан убыток в сумме 38 152 000 руб., возникший при погашении обществом векселя, выданного директором при отсутствии одобрения такой выдачи. С генерального директора Арбитражный суд г. Москвы взыскал вексельный долг в качестве убытка, которое устояло в трех судебных инстанциях. ВС РФ не нашел оснований для пересмотра оспариваемых судебных актов по данному делу (Определение Верховного Суда РФ от 7 сентября 2015 г. № 305-ЭС15-10750 по делу № А40-112263/2013).

ООО «Дом-Строй» смогло получить с руководителя (постановление ФАС Московского округа от 19 марта 2014 г. № Ф05-484/2014 по делу № А41-2271/13) компенсацию убытков в размере 223 869 595 руб. Генеральный директор в нарушение инвестиционного договора, по которому квартиры должны были быть переданы инвестору, заключил с дольщиками 87 договоров участия в долевом строительстве в отношении этих квартир. Указанное обстоятельство стало причиной для подачи инвестором иска с требованием к ООО «Дом-Строй» о выплате неустойки в размере 223 667 595 руб. Общество погасило неустойку инвестору, но убытки, связанные с выплатой этой неустойки, взыскало с директора.

Наряду с указанным, следует отметить еще один немаловажных аспект недобросовестного поведения топ-менеджера компании, связанный с возможностью привлечения его к уголовной ответственности. Недобросовестное поведение может быть квалифицировано как преступление, а вердикт арбитров станет доказательством уже по уголовному делу.

МАТЕРИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ БЫВШЕГО РУКОВОДИТЕЛЯ ЗА УЩЕРБ, ПРИЧИНЕННЫЙ НАНИМАТЕЛЮ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ ТРУДОВЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ (АНАЛИЗ ТЕРМИНОЛОГИИ БЕЛОРУССКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ОПЫТ РОССИИ)

Рубрики

Архивы

МАТЕРИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ БЫВШЕГО РУКОВОДИТЕЛЯ ЗА УЩЕРБ, ПРИЧИНЕННЫЙ НАНИМАТЕЛЮ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ ТРУДОВЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ (АНАЛИЗ ТЕРМИНОЛОГИИ БЕЛОРУССКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ОПЫТ РОССИИ)

Материальная ответственность бывшего руководителя

определена исходя из правовых актов, действующих

на 8 сентября 2016 г.

В соответствии со ст. 256 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее — ТК) предусмотрена полная материальная ответственность руководителя. Материальная ответственность бывшего руководителя является неоднозначной проблемой, настоящая статья является попыткой преодолеть ее.

Материальная ответственность бывшего руководителя (директора) прямо не вытекает из ст. 256 ТК РБ. Что вытекает из названной нормы:

1. Презюмируется полная материальная ответственность руководителя, т.е. заключение договора о полной индивидуальной материальной ответственности не требуется.

2. Ответственность возникает только за реальный ущерб. Определение «реальный ущерб» ТК не содержит. В соответствии с ч. 1 п. 2 ст. 14 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, по нашему мнению, реальный ущерб — это:

— расходы ввиду нарушенного права;

— утрата имущества (определение в законодательстве отсутствует, однако в связи с этим нередко используется синоним «гибель», т.е., по нашему мнению, утрата имущества — это полное выбытие имущества из собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления либо полная неспособность данного имущества нести назначение (функцию), для которой оно предназначалось при его создании);

— повреждение имущества (очевидно, частичная утрата имущества или его функций).

3. В ст. 256 ТК речь идет о руководителе (термины «бывший», «прекративший трудовые отношения» отсутствуют). Обратимся к термину «руководитель» Руководитель организации — физическое лицо, которое в силу закона или учредительных документов организации осуществляет руководство организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа (ч. 1 ст. 252 ТК).

Трудовой договор с руководителем организации заключается собственником имущества организации либо уполномоченным им органом (организацией) на срок, установленный учредительными документами организации или соглашением сторон, если иное не предусмотрено законодательными актами.

Собственник имущества организации или уполномоченный им орган вправе устанавливать в учредительных документах организации процедуры, предшествующие заключению трудового договора с руководителем организации (проведение конкурса, избрание или назначение на должность и др.) (ст. 254 ТК).

Таким образом, руководителем может являться физическое лицо, прошедшее следующие обязательные этапы:

1. Должны быть основания для назначения на должность (закон, учредительные документы).

2. Должен быть заключен срочный трудовой договор.

3. Трудовой договор должен быть заключен надлежащим лицом (собственником имущества организации или уполномоченным им).

Белорусское законодательство допускает привлечение к материальной ответственности на основании норм трудового права бывших (прекративших трудовые отношения) работников. Материальная ответственность бывшего руководителя реальность, подтверждающаяся судебными прецедентами.

Так, подп. «а» п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26.03.2006 N 2 «О применении судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей» (далее — постановление) предусматривается возможность привлечения к материальной ответственности работников, прекративших трудовые отношения.

Насколько данное правило соответствует ТК?

Необходимо отметить, что нормы ТК не предусматривают прямой возможности для привлечения к материальной ответственности бывшего руководителя (бывшего работника). Наоборот, статьи ТК оперируют только понятиями «работник» и «наниматель» (абз. 6 ч. 1 и абз. 8 ч. 1 ст. 1 ТК), в связи с чем, полагаем, усматривается коллизия между нормами ТК, предусматривающими регулирование отношений нанимателя и работника, и вышеуказанной нормой постановления.

Кроме того, п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29.03.2001 N 2 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о труде» указывает, что порядок рассмотрения индивидуальных трудовых споров не распространяется на вытекающие из гражданско-правовых отношений требования работников о взыскании ущерба с нанимателя, несвоевременно оформившего или несвоевременно представившего органам социального обеспечения документы для назначения пенсии.

Исходя из ч. 4 ст. 7 ТК при противоречиях (коллизиях) норм законодательства должны применяться те из них, которые содержат более льготные условия для работников, только в том случае, если в противоречии находятся нормы равной юридической силы, например, если противоречат друг другу две нормы разных статей ТК.

Если противоречие имеет место между нормами актов законодательства о труде разной юридической силы (например, между законом и постановлением Совета Министров Республики Беларусь, постановлением Совета Министров Республики Беларусь и постановлением Министерства труда Республики Беларусь и т.п.), то по общим правилам должны применяться акты государственных органов более высокого ранга.

Равенство или большая сила нормативных правовых актов должны определяться в соответствии со ст. 10 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 N 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (далее — Закон N 361-З).

Постановления Пленума Верховного Суда являются нормативными правовыми актами и обязательны не только для нижестоящих судов, но и для всех иных лиц (абз. 4 ст. 69, абз. 3 ч. 1 ст. 74, ст. 82 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей).

В свою очередь, акты, изданные в целях толкования, имеют свои особенности по сравнению с иными нормативными правовыми актами:

— не должны содержать новых норм;

— не должны изменять, дополнять существующие нормы.

С их помощью лишь объясняется или уточняется содержание правовых норм, определяется их место в законодательстве, а также связи с другими нормами, регулирующими различные аспекты одного и того же вида общественных отношений (ч. 3 ст. 70 Закона N 361-З).

Поскольку нормотворчество суда допустимо только в пределах закона, это, по нашему мнению, значит, что в разъяснениях Пленума Верховного Суда Республики Беларусь должно быть указание на применение нормы законодательства, регулирующей сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы разъяснение должно исходить из основных начал и смысла законодательства (аналогия права).

Правотворчество суда может быть направлено только на изложение нормы в более ясном, точном словесном выражении, чем это сделано в законе.

Вследствие того что постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь по разъяснению законодательства оказывают правовое воздействие на неограниченный круг правоприменителей и лиц, реализующих нормы права, они по своему характеру регулирования схожи с источниками права, хотя последними не являются. Указанные постановления являются результатом правоприменительной деятельности судов и относятся к правовым актам, осуществляющим нормативное, общее правовое регулирование.

В рассматриваемом случае, на наш взгляд, пробел законодательства не усматривается, имущественные споры вне рамок трудового законодательства разрешаются на основании гражданского права, а ТК имеет большую юридическую силу по отношению к постановлению Пленума Верховного Суда.

МАТЕРИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ БЫВШЕГО РУКОВОДИТЕЛЯ: ВЫВОДЫ

Исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы:

— действующим руководителям предприятий следует подтверждать правоту своих действий (бездействия) документально (докладные записки, приказы, обращения и т.д.);

— целесообразно, полагаем, внести изменения в постановление в части конкретизации невозможности привлечения бывших работников к материальной ответственности в рамках трудового права, а также разъяснений по срокам исковой давности в подобных случаях (например, предусмотрев начало течения срока исковой давности не позднее даты, с которой трудовые отношения прекращены). Это следует из того, что работник при увольнении, а материально-ответственное лицо в обязательном порядке передают дела по акту приема-передачи, т.е. с данного момента наниматель узнает или должен был узнать о наличии ущерба);

— целесообразно разработать отдельный нормативный правовой акт, подобный нижеприведенному постановлению Высшего арбитражного суда Российской Федерации.

Опыт России

В постановлении Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» был дан ряд важных разъяснений.

Вот основные его тезисы:

1. Единоличный исполнительный орган (именоваться он может по-разному, поэтому будем называть его «директор») обязан действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

2. Директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

3. В Российской Федерации, как и в Республике Беларусь, истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица, однако если российский суд сочтет поведение директора недобросовестным (в ходе судебного разбирательства), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.

4. Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживал и уклонялся от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо не выгодных для юридического лица условиях или с заведомо не способным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

5. Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

6. В случае если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков.

Исходя из изложенного было бы полезно разработать аналог данного постановления в Республике Беларусь хотя бы для того, чтобы установить нормы, подлежащие применению в таких ситуациях, и определить момент для исчисления сроков исковой давности, как это сделано в рассмотренном постановлении Высшего арбитражного суда. Логична и подсудность (арбитражный суд), выбранная российским законодателем, т.к. директор не только работник, но и орган управления.

Компания упустила выгоду и обвинила работника — в каких случаях он должен возместить убытки

Подрядчик работал на условиях полной предоплаты, но заказчик расторгнул два договора еще до их исполнения и потребовал вернуть предоплату. В итоге двое руководителей отделов подрядчика привлечены к дисциплинарной ответственности, а директор издал приказ об удержании с них упущенной выгоды. Юрист Юлия Кудрявец на примере этой ситуации рассказала, в каких случаях и как работник должен отвечать за убытки компании.

— Трудовое законодательство предусматривает материальную ответственность работников за ущерб организации по их вине. Поэтому директор предприятия в приведенном примере, как и многие наниматели, решил: если из-за сотрудника организация терпит убытки, то этот работник должен возместить их в любой ситуации. Но что не учел директор?

Юлия Кудрявец
Юрист, выпускающий редактор журнала «Я юрисконсульт организации»

Материальная ответственность работника в большинстве случаев трудовым законодательством ограничена, а в некоторых — вообще исключается. К примеру, работник может быть привлечен к материальной ответственности при одновременном наличии следующих условий:

  • Ущерба, причиненного нанимателю при исполнении трудовых обязанностей
  • Противоправности поведения (действия или бездействия) работника
  • Прямой причинной связи между противоправным поведением работника и возникшим у нанимателя ущербом
  • Вины работника в причинении ущерба

Ключевой момент здесь — при одновременном наличии этих условий.

Случаи, когда материальное взыскание с работника будет правомерным:

  • Если работник не обеспечил сохранность имущества и других ценностей, переданных ему для хранения или для других целей
  • Недостача, умышленное уничтожение или умышленная порча материалов, полуфабрикатов, изделий/продукции (в т.ч. при их изготовлении), инструментов, измерительных приборов, спецодежды и других предметов, выданных нанимателем работнику в пользование для трудового процесса

Часть вторая ст. 400 Трудового кодекса устанавливает, что при определении размера ущерба учитывается только реальный ущерб, а упущенная выгода не учитывается.

Реальный ущерб — это уменьшение имеющегося имущества нанимателя или ухудшение состояния такого имущества, а также расходы, которые он понес из-за нарушения.

Упущенная выгода — это неполученные доходы, которые наниматель имел бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. При этом для отнесения неполученных доходов к упущенной выгоде нужно, чтобы право нанимателя нарушил его контрагент по сделке или хотя бы равноправный участник гражданского оборота. Работник по отношению к нанимателю таким участником или контрагентом не является.

И поэтому взыскание упущенной выгоды компании с ее работников — неправомерно.

В ситуации, которую мы рассматриваем, упущенная выгода как часть убытков — это результат предпринимательской деятельности самого предприятия. Работник в данном случае выступает лишь исполнителем воли нанимателя, направленной на получение прибыли. Предпринимательская деятельность изначально основана на риске, и за последствия рисков отвечает компания, а не ее работники.

Фото с сайта kanalizaciya-expert.ru

Работника нельзя привлечь к ответственности, если риск обоснованный. К примеру, он не несет ответственности за вред, который относится к категории нормального производственно-хозяйственного риска (экспериментальное производство, введение новых технологий и др.). Таким образом ответственность работника за хозяйственный риск исключается.

Трудовое законодательство не дает определения, что такое производственно-хозяйственный риск, но очевидно, что он относится не к трудовым отношениям, а к деятельности в хозяйственном обороте.

По ст. 39 УК РБ риск признается обоснованным, если:

  • Совер­шаемое деяние соответствует современным научно-техническим знаниям и опы­ту руководителя , который его предпринимает
  • Поставленная цель не может быть достигнута без риско­ванных действияй
  • Лицо, которое допустило риск, предприняло все меры, чтобы предотвратить вред правоохраняемым интересам
  • Риск предпринят для общественно полезной цели

Аналогичное определение закреплено также в ст. 5.4 КоАП РБ применительно к административным правонарушениям.

Выделим обстоятельства, при которых риск обоснован в экономической деятельности :

  • Действия, связанные с риском, должны предприниматься для достижения общественно полезной цели, сохранения и увеличения социально важных ценностей или благ
  • Руководитель, предпринявший такие действия, либо не может достичь поставленной цели менее рисковыми действиями, либо может действовать с меньшим риском, но при этом достигнутый экономический результат будет ниже
  • Деяние, содержащее в себе риск, должно соответствовать современным научно-техническим знаниям и опыту руководителя того уровня, который эти действия предпринимает
  • При осуществлении таких действий руководитель принял все возможные меры для предотвращения вреда охраняемым правом интересам других субъектов и государства
  • Угроза причинения вреда не связана с угрозой экологической катастрофы, общественного бедствия и другими последствиями, установленными ст. 39 УК РБ

Где проходит граница между обоснованным и необоснованным риском? Необоснованным риск будет признаваться, когда в действиях руководителя отсутствуют все указанные выше обстоятельств.

Поэтому наличие малейшего риска не добиться поставленной цели и соответственно получить меньший экономический результат является основанием для признания действий преступными.

Помимо этого, риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой экологической катастрофы, общественного бедствия, наступления смерти или причинения тяжкого телесного повреждения лицу, не выразившему согласия на то, чтобы его жизнь или здоровье были подвержены опасности (ч. 3 ст. 39 УК).

Как руководитель отвечает за убытки компании и как доказать, что он не виноват

Статья основана на реальном деле в моем производстве, где удалось доказать отсутствие вины руководителя в возникших у общества убытках.

Убыток должен быть реальным, а не установленным на основании данных бухгалтерской отчетности.

В декабре 2017 г. я представлял интересы бывшего руководителя юридического лица в арбитражном суде, к которому был предъявлен иск о взыскании убытков, причиненных обществу. В ходе рассмотрения дела удалось доказать отсутствие факта реального убытка и виновного поведения директора, который на момент рассмотрения дела был уволен согласно п. 13 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Причинами увольнения стали заключение ревизионной комиссии и аудиторское заключение, которые указывали на наличие недостачи и убытков у общества.

Юридическое лицо, истец по делу, основывало требования на ст. 53 ГК РФ и ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Как доказательство причинения обществу убытков были представлены упомянутые выше аудиторское заключение и заключение ревизионной комиссии.

Позиция защиты состояла в следующем. В ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Недостача, выявленная в ходе инвентаризации, не свидетельствует о причинении обществу убытков, поскольку, исходя из правил и порядка ведения бухгалтерского учета и формирования отчетности, она может образоваться:

  • вследствие неправомерных действий сотрудников общества или третьих лиц (хищение, умышленное или неумышленное повреждение и т.д.);
  • в связи с нарушением правильности заполнения отчетных форм, пересортицей, математическими (счетными) ошибками и т.д.

Недостача может возникнуть как в связи с причинением ущерба, так и без такового.

Исходя из анализа отчета ревизионной комиссии и аудиторского заключения было установлено, что причиной недостачи явилось неправильное отражение форм отчетности со стороны старших смен производства, когда списание происходило по устаревшим нормам, которые не соответствовали фактическим расходам сырья на единицу продукции.

Доказательств, что недостача образовалась в связи с хищением, порчей или иной утратой имущества, истец не представил. Обращений в полицию с целью расследования указанного факта не было.

По моему ходатайству обществу было предложено оформить признание обстоятельств, свидетельствовавших об отсутствии хищения, в качестве фактов, не требовавших дальнейшего доказывания в порядке ст. 70 АПК РФ. Истец отказался. При этом доказательств реального выбытия товарно-материальных ценностей из общества не представил. Сторона ответчика, напротив, представила доказательства, свидетельствовавшие об отсутствии выбытия ценностей.

При рассмотрении дела стороной ответчика было доказано, что действия руководителя не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска, реального выбытия товарно-материальных ценностей не произошло, убытков в понимании ст. 15 ГК РФ у общества не возникло.

Арбитражный суд Республики Мордовия счел обоснованной позицию ответчика и отказал в удовлетворении иска. Отказав юридическому лицу во взыскании убытков с бывшего руководителя, арбитражный суд указал на недоказанность истцом реально причиненного убытка обществу.

Были исследованы отчеты ответственных лиц на производстве за расходование материалов, результаты проведенного внутреннего расследования. В качестве юридически значимого обстоятельства были учтены показатели бухгалтерского баланса за последние периоды, из которых следовало, что основные средства общества увеличивались, выручка от реализации продукции возросла, непокрытый убыток снизился.

С учетом исследованных доказательств суд пришел к выводу о том, что недостаточный контроль за деятельностью в действиях руководителя отсутствовал, выбытия товарно-материальных ценностей не произошло, в связи с чем оснований для взыскания убытка с руководителя не имеется.

Первый арбитражный апелляционный суд оставил решение без изменения, апелляционную жалобу общества по делу № А39-5450/2017 – без удовлетворения.

Несмотря на предусмотренную законом ответственность руководителей и учредителей общества за возникающие убытки, суды должны определять факт причинения обществу реального убытка, а не установленного на основании бухгалтерской отчетности.

Правовые позиции, изложенные в п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», имеют большое значение, поскольку указывают на необходимость установления судами при рассмотрении данной категории споров факта наличия или отсутствия у общества убытков в понимании п. 2 ст. 15 ГК РФ. При этом убыток как показатель, который отражает бухгалтерская отчетность общества, не всегда является реальным убытком, причиненным обществу.

Недостача и убытки, отражаемые в данных бухгалтерской отчетности, не могут служить безусловным основанием для взыскания убытка с директора. Необходимо устанавливать причинение убытков в понимании ст. 15 ГК РФ.

Из анализа судебной практики следует, что суды идут по пути взыскания с руководителя, бухгалтера или участников общества убытков, в том числе в солидарном порядке. При этом такие иски предъявляют само общество и арбитражные управляющие в рамках рассматриваемых дел о банкротстве. В качестве примера можно привести одно из резонансных дел (№ А42-770/2016), когда с бывшего директора Тринадцатым арбитражным апелляционным судом взыскан почти 1 млрд рублей за утраченную им финансово-хозяйственную документацию.

Позиция суда была такова: отсутствующие у конкурсного управляющего документы, относящиеся к финансово-хозяйственной деятельности должника, могли способствовать формированию общей конкурсной массы, за счет которой возможно было бы произвести расчеты с кредиторами, чьи требования включены в реестр требований кредиторов должника.

При рассмотрении категории споров о взыскании убытков с лиц, входящих в состав органов юридического лица, следует учитывать и исследовать вопросы добросовестности и разумности в поведении лиц из органов руководства. Показатели бухгалтерской отчетности не могут являться единственным доказательством причинения убытков. Ущерб, причиненный обществу, должен быть подтвержден соответствующими допустимыми и относимыми доказательствами.

Полагаю, арбитражным судам и Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ следует уделять больше внимания вопросам соотношения ответственности руководителя и реальных убытков, подпадающих под определение ст. 15 ГК РФ. Внесение ясности возможно путем издания дополнительного разъяснения или переработанного и дополненного Постановления ВАС РФ № 62.

Ответственность руководителя организации и её работников за ущерб, причинённый компании

ОБЩИЕ ОСНОВАНИЯ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Материальная ответственность работника выражается в обязанности возмещения причинённого работодателю ущерба. Для привлечения работника к материальной ответственности необходимо соблюдение условий, предусмотренных ст. 233 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ). К таким условиям относятся:

  • наличие прямого действительного ущерба, подтверждённого соответствующими документами;
  • вина работника в причинении работодателю такого ущерба (под виной понимается умысел или неосторожность в действиях работника, которые привели к возникновению ущерба у работодателя);
  • совершение работником неправомерных действий (или бездействия);
  • наличие причинной связи между действиями (бездействием) работника и возникшим у работодателя прямым действительным ущербом.

При совокупности вышеуказанных оснований работник несёт материальную ответственность либо в полном объёме 1 , либо в пределах своего среднего месячного заработка 2 .

Кроме того, следует учитывать позицию Верховного суда РФ, согласно которой одним из обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, в частности является отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника 3 .

Если работодатель не докажет наличие всех оснований для привлечения работника к материальной ответственности, суд откажет в удовлетворении иска.

ПРЕДЕЛЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РАБОТНИКА

ТК РФ устанавливает два вида материальной ответственности работника за причинённый ущерб:

  • полная материальная ответственность 4 ;
  • ограниченная материальная ответственность 5 .

По общему правилу работник несёт ограниченную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка. Таким образом, работник обязан возместить только ту часть причинённого ущерба, которая не превышает его средний месячный заработок.

В ст. 243 ТК РФ перечислены следующие случаи, когда на работника может быть возложена полная материальная ответственность:

  • когда в соответствии с ТК РФ или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причинённый работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей;
  • недостача ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу 6 ;
  • умышленное причинение ущерба;
  • причинение ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;
  • причинение ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;
  • причинение ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;
  • разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну;
  • причинение ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

На практике чаще всего полная материальная ответственность возлагается за недостачу ценностей, вверенных работнику на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Согласно ст. 244 ТК РФ письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, то есть о возмещении работодателю причинённого ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством РФ 7 .

Невыполнение требований законодательства о порядке и условиях заключения и исполнения договора о полной индивидуальной материальной ответственности может служить основанием для освобождения работника от обязанностей возместить причинённый по его вине ущерб в полном размере, превышающем его средний месячный заработок.

Так, суд установил, что работник, который занимал должность водителя, повредил вверенный ему работодателем автомобиль. Несмотря на то, что с водителем был заключён договор о полной материальной ответственности, суд решил, что такой договор не может служить основанием для привлечения его как работника к полной материальной ответственности, т. к. должность водителя не входит в перечень работников, с которыми могут заключаться договоры о полной материальной ответственности 8 .

Однако, не следует забывать о том, что работник может быть привлечён к полной материальной ответственности по иным основаниям, указанным в ст. 243 ТК РФ.

Так, работник за совершение ДТП на служебном автомобиле был привлечён к полной материальной ответственности в связи с совершением им административного правонарушения, что в силу ч. 1 ст. 243 ТК РФ является основанием для полной материальной ответственности 9 .

Для некоторых категорий работников, в частности главного бухгалтера, полная материальная ответственность, помимо прочего, наступает только когда условие об этом прямо установлено трудовым договором 10 . В отличие от руководителя организации, который несёт полную материальную ответственность в силу закона даже при отсутствии данного условия в трудовом договоре 11 .

Важно заметить, что в соответствии с ч. 1 ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причинённый ему прямой действительный ущерб, неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. На это указывают и суды 12 .

КАК ВЗЫСКАТЬ УБЫТКИ С РУКОВОДИТЕЛЯ

Руководитель является особым работником, в связи с этим порядок привлечения его к ответственности регулируется не только ТК РФ, но и гражданским, в том числе корпоративным законодательством. Помимо полной материальной ответственности, установленной ст. 277 ТК РФ, руководитель организации может быть привлечён к гражданско-правовой ответственности. С 1 сентября 2014 года, в Гражданский кодекс РФ (далее – ГК РФ), была введена ст. 53.1, согласно которой руководитель организации обязан возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причинённые по его вине юридическому лицу 13 .

При анализе данной нормы можно сделать вывод, что ответственность руководителя не ограничивается лишь действительным ущербом, как у других сотрудников. Руководитель может быть привлечён к ответственности, в том числе, и за причинённые убытки. Под убытками следует понимать не только реальный ущерб, но и неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) 14 .

Для привлечения к ответственности необходимо доказать, что руководитель организации при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей действовал недобросовестно или неразумно.

Добросовестность предполагает, прежде всего, соблюдение правовых предписаний, честность и заинтересованность в положительном развитии организации. Как указано в Постановлении Пленума ВАС РФ при оценке добросовестности и разумности действий (бездействия) директора арбитражные суды должны учитывать, входили или должны ли были, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица, входить в круг непосредственных обязанностей директора такие выбор и контроль, в том числе не были ли направлены действия директора на уклонение от ответственности путём привлечения третьих лиц 15 .

О недобросовестности и неразумности действий (бездействия) директора, помимо прочего, могут свидетельствовать нарушения им принятых в этом юридическом лице обычных процедур выбора и контроля.

Так, при заключении договоров с организациями, имеющими признаки фирм-однодневок, суд квалифицировал действия генерального директора как недобросовестные и удовлетворил иск организации о возмещении с него убытков 16 .

Решая вопрос о том, являлось ли принятое решение необоснованным, необходимо учитывать, наступили ли названные неблагоприятные последствия именно в результате принятия этого решения и можно ли было их избежать в случае принятия другого решения.

Подписание руководителем организации акта приёмки работ по договору подряда и справки об их стоимости, заведомо знавшим о фактическом невыполнении данных работ, привело к удовлетворению иска организации о возмещении с него убытков 17 .

#FOOTNOTE# Однако следует учитывать, что если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путём взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, с работника или контрагента), то в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано 18 .

А можно ли взыскать сумму штрафа с работника или руководителя организации, наложенного на юридическое лицо в связи с привлечением к административной ответственности?

Вопрос о возможности взыскания с работника суммы административного штрафа, наложенного на организацию по его вине, на практике решается неоднозначно.

По мнению Роструда, суммы уплаченного штрафа могут быть отнесены к прямому действительному ущербу, а следовательно, могут быть взысканы с работника 19 . О том, что работодатель имеет право взыскать с работника возложенный на организацию по его вине административный штраф, упоминал даже в далёком 2000 году и Конституционный суд РФ 20 .

Однако в настоящее время суды в большей степени исходят из того, что административный штраф (в том числе за правонарушение, ставшее результатом неправомерных действий работника), наложенный на работодателя, не может рассматриваться как причинённый ему прямой действительный ущерб, поскольку не является таковым, исходя из определения прямого действительного ущерба, предусмотренного ч. 2 ст. 238 ТК РФ. Административный штраф представляет собой меру ответственности для юридических и физических лиц, применяемую за совершенные ими правонарушения. Следовательно, административный штраф, наложенный на работодателя, не может быть переложен полностью или частично на другое лицо 21 .

В Постановлении Президиума суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры установлено, что бухгалтер в установленные сроки не представила в Управление пенсионного фонда РФ сведения, необходимые для осуществления индивидуального (персонифицированного) учёта, что явилось основанием для привлечения организации-работодателя к административной ответственности в виде штрафа. Суд отказал в иске о взыскании с работника сумм данного штрафа, указав, что субъектом ответственности является сам работодатель как юридическое лицо, именно организация нарушила закон, что образовало состав административного правонарушения. Возложение вины за уплату штрафов на другое лицо – работника – не основано на законе, поскольку противоречит общим условиям материальной ответственности, определённым ст. 233 ТК РФ 22 .

То есть, судебные органы стоят на защите прав работников и признают неправомерным взыскание штрафа, наложенного на организацию, с работника.

Однако иная практика наблюдается при взыскании штрафа с руководителя. Так, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда исковые требования о взыскании убытков, возникших в результате незаконных действий руководителя, удовлетворены, так как его вина в причинении обществу ущерба состоит в том, что, являясь руководителем, он, действуя недобросовестно и неразумно (не проявив требуемую от него степень заботливости и осмотрительности), в нарушение требований законодательства не обеспечил надлежащее исполнение обществом требований акционера о предоставлении документов о деятельности общества и созыве собрания акционеров, что повлекло наложение на общество и руководителя общества административных штрафов, причинив тем самым обществу убытки. 23

Таким образом, при привлечении работника организации к материальной ответственности необходимо строго руководствоваться нормами закона, с учётом позиции сложившейся судебной практики. Следует помнить, что ответственность руководителя регулируется не только трудовым, но и гражданским законодательством. Причинённые юридическому лицу по его вине убытки могут быть взысканы в полном размере.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector