Безвозмездная цессия между юридическим и физическим лицом налоговые последствия - Юридическое бюро Advokat-Popov.Ru
5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Безвозмездная цессия между юридическим и физическим лицом налоговые последствия

Безвозмездный договор цессии — между физическими или юридическими лицами

Развитие договорного права расширило возможности по заключению различных видов сделок на рынке недвижимого имущества.

Сегодня права на объект недвижимости можно отчуждать (передать в собственность) еще на стадии строительства дома.

Главным инструментом при передаче всех прав по договору долевого участия (ДДУ) является заключение договора уступки (цессии).

Кредитор, являющийся одной стороной по договору (цедент) переуступает право требования второй стороне (цессионарию) к третьей стороне – застройщику (должнику). Цессионарий после окончания строительства дома оформляет недвижимость в собственность.

Нюансы договора

Договор цессии имеет природу гражданского-правового договора, а значит, упомянутый выше вид сделок может быть заключен на возмездной либо безвозмездной основе.

Если права уступаются за конкретную цену (плату), то договор будет считаться возмездной уступкой права, а если без взимания платы, то данный договор следует признавать видом безвозмездной уступки. (Скачать образец безвозмездного договора цессии (уступки прав требования) можно здесь).

Любой участник гражданских правоотношений (граждане, организации) может выступать стороной в договоре цессии. Однако именно безвозмездный характер сделки будет законен не во всех случаях.

Договор цессии, оформленный между юридическими лицами, занимающимися коммерческой деятельностью, на безвозмездной основе, вероятнее всего будет признан судом ничтожным.

Возможно, Вас заинтересует статья о расторжении договора цессии.

Как оформить трехсторонний договор цессии читайте в этой статье.

Безвозмездность уступки права между юридическими лицами

С одной стороны, гражданским кодексом не установлено никакого запрета для заключения договора цессии на безвозмездной основе.

Законодательством также не установлено требований, чтобы договор цессии заключался на возмездной основе.

В случаях, когда закон прямо не предусматривает и одновременно не запрещает совершение определённых действий, данные вопросы следует изучать в свете сложившейся практики вынесения судебных решений.

Если говорить о пути развития, который сегодня выбирают арбитражные суды, цессию относят к виду сделки, все-таки обладающей признаком возмездности.

Так, Президиум ВАС РФ (Высшего Арбитражного суда) выразил позицию, что если суд установит факт заключения договора цессии на безвозмездной основе, то данная сделка будет квалифицироваться как договор дарения. Подобную позицию ВАС РФ изложил в Определении от 25.10.13 г., вынесенного по результатам рассмотрения дела № А 53 – 37142 /12.

Из этого следует вывод, что отсутствие в договоре конкретных условий об оплате и цене передаваемого права ведет к тому, что спорные вопросы по данному договору будут рассматриваться судами, как если бы сторонами был заключен договор дарения.

Особых проблем бы не возникало, если бы в гражданском законодательстве не содержался прямой запрет на дарение имущества между юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность.

Таким образом, заключаемый между коммерческими организациями договор цессии, в случае, если он не содержит условие об обязательстве цедента передать цессионарию право требования путем безвозмездного отчуждения, ничтожен в силу не соответствия его требованиям подп. 4 п. 1 статьи 575 ГК РФ.

Сделка, признанная ничтожной, не влечет для ее участников последствий, к наступлению которых они стремились. Переданные по такому договору права требования аннулируются и не считаются переданными.

Возможно, Вам будет также интересна статья о том, как признать договор цессии недействительным.

Статью об уплате НДС и налоговых последствиях при заключении договоров цессии читайте здесь.

Безвозмездная уступка права между физлицами

Говоря о переуступке на безвозмездной основе, физические лица свободны в заключении данного вида сделок. Во всяком случае, такого запрета не содержится в Гражданском кодексе.

Действительно, заключаемый между физическими лицами договор уступки права, в том числе уступки по ДДУ, может иметь безвозмездный характер. Данное право закреплено пунктом 3 статьи 576 ГК РФ.

Однако безвозмездная переуступка права в данном случае является договором смешанного характера и при ее оформлении следует руководствоваться правилами об уступке, установленными в главе 24 ГК РФ и правилами о дарении, предусмотренными главой 32 ГК РФ. Это следует из пункта 1 статьи 572 ГК РФ, которая указывает на признаки дарения в безвозмездной сделке по передаче права требования.

Поэтому при составлении договора безвозмездной уступки следует включить в договор существенные (обязательные) условия, предусмотренные гражданским законодательством для обоих видов договоров: уступки и дарения.

Например, существенным условием договора цессии является условие о передаваемом праве требования, а существенным условием договора дарения — условие о безвозмездной передаче права.

Если в договоре отсутствует условие о цене уступаемого права, то это еще не говорит однозначно о том, что договор является безвозмездным. В содержании договора должна присутствовать четкая формулировка о том, что цедент безвозмездно передает цессионарию право требования.

Отсутствие в договоре очевидного намерения может впоследствии привести к тому, что сделка будет признана возмездной и цедент будет вправе требовать оплату уступаемого по договору права требования.

Заключая договор дарения следует помнить о том, что данный вид сделок имеет отрицательный нюанс, связанный с налогами.

Например, получивший право по такому договору участник долевого строительства лишается возможности на получение налогового вычета при покупке, т.к. отсутствуют для этого основания, в случае продажи не сможет уменьшить доходы на произведенные расходы, т.к. расходы отсутствуют.

Смотрите видео, в котором опытный юрист подробно разъясняет все нюансы договоров дарения между физическими лицами:

Комментарии и мнения

Казалось бы, довольно банальный вопрос: кто будет налоговым агентом при выплате дохода физическому лицу? Кто выплачивает, тот и будет. Вот и Минфин России в письме от 12.11.2018 № 03-04-06/81186 так считает.

А на самом деле, проблема намного – намного глубже. И чиновники об этом прекрасно знают. Но вопреки собственной «торжественной клятве» в письмах ФНС России от 26.11.2013 № ГД-4-3/21097 и Минфина России от 07.11.2013 № 03-01-13/01/47571, упорно отказываются выполнять решения не только ВС РФ, но даже КС РФ!

Итак, в чём же дело? Предположим, что гражданин приобрел у компании – кредитора её право требования к должнику по договору займа. (Для упрощения примера будем считать заём беспроцентным). Потом гражданин получил сумму займа от должника в размере, скажем, 100 000 руб.

Как эту ситуацию рассматривает Минфин?

В соответствии с п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ. При этом согласно ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности её оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая для целей уплаты НДФЛ в соответствии с главой 23 НК РФ.

При уступке прав требования кредитором другому лицу доход у физического лица — нового кредитора возникает при погашении должником задолженности по договору займа, в том числе задолженности по уплате процентов по займу. Налог с дохода, выплачиваемого должником физическому лицу — новому кредитору, исчисляется и уплачивается указанным должником, признаваемым на основании п. 1 ст. 226 НК РФ налоговым агентом.

При получении доходов в денежной форме дата фактического получения дохода определяется в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 223 НК РФ как день выплаты дохода.

При этом ситуация, по мнению Минфина России, выглядит так. Получает гражданин 100 000 руб., должен уплатить 13 000 рублей НДФЛ. А если он заплатил первоначальному кредитору 90 000 рублей за это право требования? Получается, что он ещё и убыток получил в размере 3000 рублей, (100 000 – 13 000 – 90 000)?! Но как же так! Ведь экономическая выгода у гражданина составляет всего 10 000 рублей (100 000 – 90 000).

«Dura lex sed lex» — отвечают чиновники. Учёт произведённых налогоплательщиком расходов при уступке прав требования предусмотрен в гл. 23 НК РФ только в пп. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ в отношении договоров участия в долевом строительстве. Возможность учёта физическими лицами при определении налоговой базы расходов по сделке уступки права требования по иным договорам в ст. ст. 218 — 220 НК РФ не предусмотрена. (См., например, письмо Минфина России от 24.03.2016 № 03-04-05/16489).

Конечно, гражданам такая ситуация очень сильно не понравилась. И они начали жаловаться.

И ВС РФ встал на их сторону. В Постановлении Президиума ВС РФ от 22.07.2015 № 8-ПВ15 суд указал, что в связи с отсутствием специальных норм, устанавливающих порядок определения налоговой базы при переуступке права требования по договорам займа, в силу положений ст. 41 НК РФ, налогооблагаемой базой по таким договорам является экономическая выгода. Она определяется в виде разницы между выручкой, полученной по договору уступки права требования, и суммой платежа, на основании которого такое право приобретено. (См., также, письмо ФНС России от 09.02.2016 № БС-4-11/1889@).

Граждане обратились и в КС РФ. В Определении от 27.10.2015 № 2539-О Конституционный Суд рассматривать жалобу отказался. Но знаете почему? Потому что указал, что ВС РФ в приведённом выше постановлении уже всё правильно решил. Экономическая выгода – это разница между суммой погашения долга и суммой расхода на его приобретение. Поэтому менять в законодательстве ничего не нужно; нужно только его правильно трактовать.

И тогда, мы полагаем, вопрос с тем, кто является налоговым агентом, должен решаться совсем иначе.

Кто является налоговым агентом? Да никто! Лицо, погашающее долг, понятия не имеет, за сколько гражданин приобрел право требования. Соответственно, сумму его дохода знать не может. Поэтому гражданин должен уплачивать НДФЛ за себя самостоятельно, задекларировав свой доход.

Договор цессии: какие налоговые последствия возникают при продаже долга

Гражданский кодекс разрешает любой компании, имеющей дебиторскую задолженность, передать право по ее взысканию третьим лицам. В условиях финансовой нестабильности и неплатежей этим правом пользуется все большее количество компаний. Бухгалтера же в таких случаях волнуют налоговые последствия продажи долга.

Вводная информация

Если подходить к сделке по продаже дебиторской задолженности глобально, то мы обнаружим, что в ней участвуют три стороны — должник (то есть та фирма, долг которой продается), кредитор (продавец задолженности) и новый кредитор (или покупатель задолженности). Очевидно, что налоговые последствия цессии для каждой из этих трех сторон будут разными. Кроме того, в некоторых случаях правила налогообложения будут зависеть еще и от того, какая именно задолженность продается — по договору займа или вытекающая из договора на реализацию товаров, работ, услуг. Обговорив общие моменты, перейдем к конкретике и начнем с самого простого — с должника.

Налоги у должника

Для должника не имеет значения, какой именно долг у него перед кредитором (вытекающий из реализации или из займа). В любом случае передача кредитором права требования этого долга другому лицу не обязывает должника восстанавливать НДС (если он предъявлялся). Ведь перечень оснований для восстановления налога закрытый и такого пункта, как заключение договора цессии, в нем нет (п. 3 ст. 170 НК РФ). Заметим, что при уступке права требования по договору займа вопрос с НДС вообще не возникает, т.к. операция по предоставлению займа НДС не облагается, а значит, налог должнику не предъявляется и к вычету не принимается (пп. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ).

Сходная картина и с налогом на прибыль. Передача новому кредитору права требования по оплате имущества, приобретенного должником, никаких последствий не влечет. Ведь при методе начисления расходы учитываются в целях налогообложения вне связи с реальной оплатой (ст. 253, ст. 272 НК РФ). А сумма займа при ее возврате вообще в расходах не учитывается (п. 12 ст. 270 НК РФ). И это правило не зависит от того, кому возвращается заем: первоначальному кредитору, или новому, получившему такое право требование по договору цессии.

Вести учет и сдавать отчетность по налогу на прибыль и НДС через интернет

А вот если должник применяет кассовый метод при налогообложении прибыли или находится на УСН, то приобретенные товары (работы, услуги), право требования по оплате которых уступлено, будут считаться оплаченными в момент погашения задолженности новому кредитору (п. 3 ст. 273 НК РФ, п. 2 ст. 346.17 НК РФ).

Продавец долга. НДС

Теперь посмотрим, как заключение договора цессии отразится в налоговом учете у компании — первоначального кредитора. Если он уступает право требования по договору займа, то ситуация крайне проста. Тут в силу прямого указания в НК РФ налог на добавленную стоимость не начисляется (пп. 15, 26 п. 3 ст. 149 НК РФ).

Если же он продает долг, образовавшийся в результате поставки товаров (работ, услуг), то в теории возникает база по НДС. Дело в том, что передача имущественных прав — это отдельный объект обложения НДС (пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ). А право требования долга как раз и является имущественным правом. Налоговую базу в таком случае нужно определять по правилам пункта 1 статьи 155 НК РФ. Там говорится, что облагаемая база — это превышение суммы дохода, полученного первоначальным кредитором, над размером денежного требования, права по которому уступлены. Таким образом, на практике первоначальному кредитору придется платить налог, только если он получил от нового кредитора сумму, превышающую саму задолженность.

Провести автоматическую сверку счетов‑фактур со своими контрагентами

Продавец долга. Налог на прибыль и УСН

Как мы уже выяснили, договор цессии никак не затрагивает факт реализации товаров, работ или услуг. Поэтому при методе начисления корректировки налоговой базы по налогу на прибыль цессия также не влечет. Ведь на дату уступки доходы от реализации товара (работ, услуг) уже учтены при налогообложении прибыли (п. п. 1, 3 ст. 271 НК РФ). Равно как учтены и расходы, связанные с такой реализацией (ст. 268 НК РФ, ст. 272 НК РФ). Какая-либо корректировка налоговой базы по первоначальной сделке в связи с уступкой не производится.

А значит, предстоит разобраться только с доходом в виде суммы, полученной в результате уступки права требования. Проблема тут в том, что финансовый результат цессии, как правило, отрицательный — право требования в большинстве случаев продается с дисконтом. И законодатель учел этот момент, установив в подпункте 2.1 пункта 1 статьи 268 НК РФ, что налоговая база по цессии определяется по правилам, установленным статьей 279 НК РФ. А правила эти таковы: разница между стоимостью товаров (работ, услуг), право требования оплаты которых уступлено и суммой, полученной от покупателя долга является убытком. А порядок учета убытка зависит от того когда была продана задолженность.

Если долг продан до наступления срока платежа, то в расходы включается убыток, не превышающий сумму процентов по долговому обязательству, рассчитанную с учетом требований статьи 269 НК РФ. Сумму процентов можно рассчитать и по-другому — с использованием методов, установленных для взаимозависимых лиц разделом V.I НК РФ. В этом случае долговое обязательство принимается равным доходу от уступки права требования за период от даты уступки до даты платежа, предусмотренного договором на реализацию товаров (работ, услуг). Способ, выбранный первоначальным кредитором для расчета процентов, нужно закрепить в учетной политике (п. 1 ст. 279 НК РФ).

Ну а если задолженность продана уже после наступления срока платежа, то убыток учитывается целиком. Это следует из пункта 2 статьи 279 НК РФ.

У налогоплательщиков, применяющих УСН (или кассовый метод) ситуация будет немного иная. Ведь в этих случаях доходы от реализации товаров, работ, услуг признаются на дату поступления денежных средств или погашения задолженности другим способом (п. 2 ст. 273 НК РФ, п. 1 ст. 346.17 НК РФ). Это значит, что на момент уступки продавцом права по получению денег за проданные товары (работ, услуг), выручка в налоговом учете еще не признана — ведь деньги не получены. Но при заключении договора цессии происходит прекращение задолженности покупателя перед продавцом «другим способом». А значит, именно в этот момент и нужно отразить в доходах выручку от реализации соответствующих товаров (работ, услуг).

Обратите внимание, что этот доход никак не связан с суммой, полученной от покупателя долга — в доходы попадает вся сумма задолженности, которая уступается цессионарию. При этом выручка от продажи товаров может быть уменьшена на стоимость покупных товаров, если уступлено право требования по их оплате (пп. 3 п. 1 ст. 268 НК РФ, пп. 23 п. 1 ст. 346.16 НК РФ).

Помимо этого, у продавца долга, также как и при методе начисления, возникает доход в виде суммы, полученной от нового кредитора — это выручка от реализации имущественного права (п. 2 ст. 273 НК РФ, п. 1 ст. 346.15 НК РФ, п. 1 ст. 249 НК РФ, п. 1 ст. 346.17 НК РФ). Но при этом плательщики налога на прибыль могут уменьшить эту сумму на сумму уступаемого долга (пп. 2.1 п. 1 ст. 268 НК РФ) и учесть получившийся убыток. Причем единовременно и полностью вне зависимости от «срока годности» долга, так как статья 279 НК РФ в этой части действует только при методе начисления, а значит, при кассовом применяются общие правила пункта 2 статьи 268 НК РФ.

Заполнить и сдать через интернет актуальную на сегодня декларацию по налогу на прибыль

А вот плательщики УСН сделать это не могут, так как подобного вида расхода для них не предусмотрено. Соответственно, плательщики УСН не могут учесть и убыток от уступки права требования. Эти положения делают договор цессии невыгодным для тех, кто применяет упрощенную систему.

Давайте теперь рассмотрим последствия уступки права требования, вытекающего из договора займа. Тут все достаточно просто: налог на прибыль нужно платить с разницы между суммой, полученной от нового кредитора, и суммой задолженности заемщика по договору на момент уступки (абз. 3 подп. 2.1 п. 1 ст. 268 НК РФ, п. п. 1, 2 ст. 279 НК РФ). Ну а так как эта разница, как правило, оказывается отрицательной, то убыток учитывается в том же порядке, что в случае с реализацией товаров, работ и услуг. Это правило применимо как при методе начисления, так и при кассовом, поскольку в части задолженности, вытекающей из договора займа, в статье 279 НК РФ нет оговорки о соответствующем методе.

При УСН деньги, полученные от нового кредитора, продавец долга включает в доходы от реализации имущественного права (п. 1 ст. 346.15 НК РФ, п. 1 ст. 249 НК РФ). Даже несмотря на то, что сделка по получению-выдаче займа налогом не облагается. При этом величина проданного долга расходы не уменьшает, что лишает цессию всякого экономического смысла.

Покупатель долга

Покупатель дебиторской задолженности, который уплатил НДС в составе цены дебиторки, сможет принять этот налог к вычету. Для этого всего лишь нужно получить от продавца счет-фактуру и отразить купленную задолженность в учете (п. 2 ст. 171 НК РФ, п. 1 ст. 172 НК РФ). В дальнейшем покупатель долга должен будет начислить НДС, если решит перепродать купленный долг, либо получит деньги непосредственно от должника.

Налог при этом платится с разницы между ценой покупки долга и полученной суммой (п. 2 и п. 4 ст. 155 НК РФ). Если разница отрицательная, налог платить не нужно. Налог нужно рассчитать по ставке 20/120, т.е. «вытянуть» из полученной разницы (п. 4 ст. 164 НК РФ, п. 8 ст. 167 НК РФ).

Если покупатель долга, образовавшегося по договору займа, перепродает этот долг следующему кредитору, то начислять НДС не надо. Это прямо следует из подпунктов 15 и 26 пункта 3 статьи 149 НК РФ.

Деньги, полученные от должника, будут формировать и доходную часть базы по налогу на прибыль и по УСН (п. 1 ст. 346.15 НК РФ, ст. 249 НК РФ, п. 1 ст. 346.17 НК РФ). Но при этом плательщики налога на прибыль могут уменьшить данный доход на расходы по покупке долга (пп. 2.1 п. 1 ст. 268 НК РФ, п. 3 ст. 273 НК РФ, п. 3 ст. 279 НК РФ). Если в результате такого уменьшения появится убыток, его можно будет учесть единовременно и в полном размере (п. 2 ст. 268 НК РФ). Плательщики же УСН не имеют возможности уменьшать доходы на сумму затрат по покупке задолженности (п. 1 ст. 346.16 НК РФ).

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

О суде

Возмездность цессии (перевода долга)

Нередко в судебной практике поднимается вопрос: должен ли суд выяснять возмездность цессии (перевода долга), если об этом не заявляет ни одна из сторон.

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

Поэтому при рассмотрении судом иска, предъявленного в защиту права, суд должен в первую очередь рассмотреть вопрос о наличии законного права, в том числе в случаях рассмотрения иска, основанного на договоре цессии (перевода долга) — проверить законность цессии (перевода долга), и, следовательно, наличие у стороны спора права, основанного на цессии, либо обязанности, основанной на переводе долга.

В соответствии с пунктом 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Статья 575 Гражданского кодекса Российской Федерации запрещает дарение между коммерческими организациями.

Из смысла статей 572 и 575 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что институт дарения в полной мере применим и к отношениям по уступке права требования (переводу долга), в том числе в части запрета безвозмездной уступки права (перевода долга) между коммерческими организациями.

И, наоборот, дарение права требования (перевода долга) в отношениях между некоммерческими организациями может иметь место с соблюдением требований пунктов 3, 4 статьи 576 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также не запрещена законом безвозмездная передача права требования от коммерческой организации к некоммерческой, в том числе бюджетной, например, учреждению. В то же время если, наоборот, бюджетная некоммерческая организация безвозмездно передаст право (требование), недействительность цессии будет связана уже с иным основанием — отсутствием полномочий на такое распоряжение государственным (муниципальным) имуществом, нарушением специальной правоспособности.

Практика показывает, что неисследованность вопроса о возмездности цессии (перевода долга) является распространенной судебной ошибкой, которая неизбежно ведет к отмене судебных актов.

Указание о возмездности цессии не обязательно в самом договоре.

В силу пункта 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

По мнению Брагинского М.И. и Витрянского В.В., приводящих также мнение Маковского А.Л. и Новицкого И.Б., «отсутствие в соглашении об уступке прав требования, заключенном между коммерческими организациями, условий об оплате цессионарием получаемого права либо об ином встречном предоставлении само по себе не может являться основанием для признания указанного соглашения договором дарения. Напротив, следует исходить из презумпции возмездности всякого гражданско-правового договора, предусмотренной пунктом 2 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации». «поэтому такое соглашение может быть квалифицировано как договор дарения лишь в тех случаях, когда в его тексте положительно решен вопрос о безвозмездности передачи дара либо когда заинтересованным лицом будет доказано отсутствие какой-либо причинной обусловленности безвозмездной уступки права» 1 .

Согласившись с выводами о презумпции возмездности цессии, указанным авторам можно возразить относительно квалификации судом безвозмездности цессии только по инициативе заинтересованного лица. Выше уже было указано, что суд при рассмотрении спора, основанного на цессии, должен проверить законность передачи права. Поэтому, независимо от возражений заинтересованного лица, суду следует выяснить, как стороны предполагают рассчитаться за переданное право требования, чем подтверждаются их приготовления, как они договорились о цене передаваемого права и чем эта договоренность подтверждается. Последнее обстоятельство имеет значение потому, что, хотя право требования как имущественное право и отнесено законодателем к разряду имущества (статья 1128 Гражданского кодекса Российской Федерации), однако, оно имеет свою специфику, отличие от традиционных видов имущества.

Казалось бы, по аналогии с другими договорами, например, договором купли — продажи, при отсутствии в нем условия о цене передаваемого права (перевода долга) ее можно было бы определить по правилам пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации. И, следовательно, при отсутствии прямо выраженной в содержании договора воли сторон на безвозмездность цессии можно было бы считать его возмездным. Однако вряд ли можно рассуждать так, что стороны имели в виду возмездность договора, а в связи с отсутствием соглашения о цене рассчитывали на обычно применяемые цены. Специфика данного имущества делает определение его стоимости по правилам статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации проблемным, затруднительным, если оно не определено сторонами. При заключении такого договора у обеих сторон — коммерческих организаций должен быть экономический интерес, основанный на началах возмездности. Поэтому в любом случае стороны договора о перемене лица в обязательстве должны обосновать этот интерес, в том числе и размер предполагаемого встречного предоставления. В то же время о достижении соглашения по поводу возмездности цессии могут свидетельствовать последующие действия сторон, в том числе встречное соразмерное предоставление цессионарием цеденту.

Во-вторых, следует помнить о возможной мнимости условия о возмездности цессии. Поэтому при выяснении воли сторон относительно возмездности цессии следует выяснить, в частности, причины, почему после заключения договора цессии его стороны на протяжении длительного времени не ставили и не ставят вопрос о возмездном предоставлении и не свидетельствуют ли эти обстоятельства о направленности воли сторон на дарение.

Даже и при наличии в договоре цессии условия об оплате переданного права требования, но отсутствии длительное время реальных действий хотя бы одной из сторон по оплате (истребованию оплаты), суду следует обсудить вопрос о том, не является ли данное условие договора мнимым (статья 170 Гражданского кодекса Российской Федерации) и не является ли цессия ничтожной в силу безвозмездности.

Из закона не следует, что у нового кредитора на момент заключения договора цессии уже должна иметься задолженность перед первоначальным кредитором. Последующая оплата переданного права требования не противоречит закону. Закон не запрещает передачу права требования путем продажи права.

По делу № А-32-2677/2000-15/88 (вх. Ф08-3473/2000) апелляционная инстанция при оценке договоров цессии сделала вывод, что в момент уступки требования у кредитора должна быть задолженность перед новым кредитором, в противном случае цессия безвозмездна. Кассационная инстанция указала, что данный вывод ошибочен. Глава 24 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит обязательного требования о том, что на момент передачи права требования у кредитора должна иметься задолженность, в погашение которой передается право требования. В силу статьи 575 Кодекса цессия между коммерческими организациями должна быть возмездной. Однако закон не регламентирует форму возмездности и, в частности, не запрещает последующую оплату переданного права требования.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.98 № 1676/98 отмечается, что передача права (требования) по договору продажи не противоречит статье 386 Гражданского кодекса Российской Федерации и в целом параграфу 1 главы 24 Кодекса.

Возмездность передаваемого права требования не может ставиться под условие реального истребования новым кредитором долга с должника. Договор, по которому новый кредитор обязался перечислять первоначальному кредитору суммы только после взыскания их с должника, не является цессией, поскольку противоречит главе 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, предполагающей безусловную замену лица в обязательстве. И эта безусловность относится в том числе и к возмездности сделки по перемене лица в обязательстве.

По делу вх. Ф08-1990/99 в договоре уступки права требования предусмотрено, что полученные с должника денежные средства за вычетом определенной суммы цессионарий обязан перечислить на расчетный счет цедента. В связи с этим кассационная инстанция сделала вывод, что первоначальный кредитор из обязательства не выбывает, поскольку остается правообладающим лицом на сумму, превышающую причитающуюся новому кредитору, что противоречит главе 24 Кодекса.

При рассмотрении дела № А-63-1277/2000-С1, вх. Ф08-643/2001 в соответствии договором цессии в счет уступленного права требования новый кредитор должен перечислить первоначальному кредитору стоимость уступленного права после исполнения должником обязательства в полном объеме. Кассационная инстанция указала, что данное условие противоречит статье 575 и главе 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку возмездность цессии носит не безусловный характер, а поставлена в зависимость от исполнения обязательства должником.

По делу № 28/7, вх. Ф08-2640/2000 договором цессии предусмотрено, что после удовлетворения должником уступленного права требования новый кредитор должен рассчитаться с первоначальным кредитором в порядке, определяемом дополнительным соглашением сторон, то есть вопрос об обязанности оплаты переданного права поставлен под условие. Кассационная инстанция указала, что суд, во-первых, не дал оценку этому условию договора, и, во-вторых, не выяснил, произошла ли оплата уступленного права вне зависимости от данного условия договора. 1

Белов В.А. в своей монографии не согласился с аналогичными выводами Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащихся в постановлениях по ряду конкретных дел, считая, что отсутствие четкого законодательного определения в вопросе о том, по какому основанию можно совершить уступку требования, означает, что допустимо любое не противоречащее закону основание. По мнению автора, можно говорить о том, что условие об оплате переданного права только после истребования долга от должника не противоречит закону, поскольку в данном случае не произошло передачи пассива, связанного с требованием — риска невозможности его осуществления, который продолжает оставаться на цеденте 2 .

С таким утверждением трудно согласиться, поскольку смешиваются такие институты, как поручение, по которому кредитор (доверитель) может поручить поверенному совершить определенные юридические действия (в том числе по истребованию долга), и цессия, когда кредитор выбывает из обязательства, и передаваемое действительное право требования должно получить встречное возмездное предоставление. Величина риска невозможности реализации передаваемого права требования может быть учтена сторонами при определении его цены. Смешивание поручения и цессии создает невозможность применения к данному договору норм и того, и другого института. Представим себе ситуацию, когда новый кредитор не будет взыскивать задолженность с должника. Утративший право (требование) первоначальный кредитор лишен возможности при предъявлении к новому кредитору убытков в связи с неполучением возмездного предоставления по цессии доказать их, поскольку по договору цессии новый кредитор не обязывался перед первоначальным кредитором непременно взыскать задолженность. Не может быть к нему предъявлено и требование об оплате права, поскольку обязанность по оплате возникает у него только после истребования задолженности.

Безвозмездность цессии может выражаться не только в отсутствии условия об оплате и фактической оплаты, но и в явной несоразмерности предусмотренной договором цены прав (требований) их объему.

По делу № А-53-134/2000-С1/17, вх. Ф08-1035/2000 кассационная инстанция указала на необходимость дать оценку с точки зрения возмездности условию договора цессии о том, что цессионарий приобрел у цедента за 10 000 рублей право требования по договору поставки 607 тонн семян подсолнечника на общую сумму 455 250 рублей.

Безусловно, что сумма передаваемого по договору цессии права требования и его цена не обязательно должны совпадать, иначе отсутствует экономическая обусловленность такого договора, в особенности при возмездности, основанной на продаже права. В то же время суд должен оценить соразмерность договорной цены права и объема передаваемого права.

Таким образом, могут иметь место различные варианты безвозмездной цессии (перевода долга):

  • Когда в договоре отсутствует условие о возмездности и поведение сторон (статья 431 Гражданского кодекса Российской Федерации) позволяет сделать вывод об отсутствии у них воли на возмездное встречное предоставление.
  • Когда в договоре имеется условие об оплате уступаемого права (требования) либо перевода долга, но поведение сторон свидетельствует о мнимости данного условия.
  • Когда определенная сторонами цена права (требования) или перевода долга явно несоразмерна объему передаваемого требования (перевода долга).

Ю.В.Рыжков*

*Автор: Рыжков Юрий Викторович — судья, стаж работы в Федеральном арбитражном суде Северо-Кавказского округа 5 лет

«Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа», N 1, апрель-июнь 2001 г.

1 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. М., 2000. С.346.

2 Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2000. С.244.

НДФЛ при уступке физическим лицом права требования по договору займа

Описание ситуации: Физическое лицо, являющееся кредитором в отношении ЮЛ1 по договору займа, уступает право требования этого займа другому юридическому лицу — ЮЛ2.

Цена уступки равна сумме уступаемого требования.

Все документы, подтверждающие выдачу займа Физическим лицом в адрес ЮЛ1 безналичными перечислениями, имеются.

Вопросы: Возникает ли у Физического лица доход, облагаемый НДФЛ, при поступлении от ЮЛ2 денежных средств в оплату уступленного права требования?

Возникают ли у ЮЛ2 функции налогового агента при перечислении денежных средств Физическому лицу?

Уступка права требования по договору займа

1. Доход физического лица при уступке права требования.

В соответствии с п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах либо право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ.

При этом согласно п. 3 ст. 210 НК РФ для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка 13%, налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных ст. 218 — 221 НК РФ.

Положениями ст. 218 — 220 НК РФ не предусмотрено уменьшение прежним кредитором дохода от уступки права требования по договору займа на сумму выданного должнику займа.

Вместе с тем в силу п. 1 ст. 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами «Налог на доходы физических лиц», «Налог на прибыль организаций» настоящего Кодекса.

Физическое лицо, выдавшее заем и впоследствии уступившее право его требования новому кредитору за сумму, равную сумме займа, фактически дохода по договору цессии не получает. Если же цена договора цессии превышает сумму выданного займа, то доходом (экономической выгодой) налогоплательщика будет разница между этими суммами.

Однако в связи с отсутствием прямого правового регулирования рассматриваемого вопроса мнения судов и Минфина РФ расходятся.

Президиум ВС РФ в Постановлении от 22.07.2015 N 8-ПВ-15 указал следующее:

«И. были приобретены права требования исполнения денежных обязательств по договорам займа (цессии). Впоследствии ею были заключены три договора уступки указанных выше прав требования, предусматривающие уплату цессионарием соответствующей денежной компенсации.

При декларировании доходов И. сумма полученного дохода от уступки прав требования была уменьшена на сумму фактически произведенных и документально подтвержденных расходов, связанных с приобретением этих прав.

Особенности определения налоговой базы, исчисления и уплаты налога на доход, полученный налогоплательщиком в результате реализации имущественных прав требования по договорам займа с учетом полученной налогоплательщиком выгоды, налоговым законодательством прямо не урегулированы.

Вместе с тем общие принципы определения доходов приведены в статье 41 НК РФ, согласно которой доходом признается экономическая выхода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами «Налог на доходы физических лиц» (глава 23 НК РФ), «Налог на прибыль организаций» (глава 25 НК РФ).

В п. 3, 7 ст. 3 НК РФ установлено, что налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными, все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Сравнительный анализ указанных выше правовых норм позволяет сделать вывод о том, что доводы И. о возможности применения к рассматриваемым правоотношениям положений ст. 41 НК РФ являются обоснованными».

АС Уральского округа со ссылкой на данное Постановление Президиума ВС РФ в своем Постановлении от 01.06.2016 N Ф09-5229/16 по делу NА60-40302/2015 также отметил, что:

«налоговой базой по договорам уступки права требования является экономическая выгода в виде разницы между выручкой, полученной по договору уступки права требования, и суммой платежа, на основании которого такое право приобретено».

Аналогичное мнение отражено в Апелляционном определении Московского городского суда от 22.12.2015 по делу N 33а-47932/2015.

Вместе с тем Минфин РФ придерживается противоположной позиции.

Так, в письмах от 27.06.2017 N 03-04-05/40392, от 01.06.2017 N 03-04-06/34066, от 24.03.2016 N 03-04-05/16489 указано:

«подп. 1 п. 1 ст. 220 НК РФ предусмотрено право налогоплательщика на получение имущественного налогового вычета при определении размера налоговой базы в соответствии с пунктом 3 статьи 210 Кодекса при уступке прав требования по договору участия в долевом строительстве (по договору инвестирования долевого строительства или по другому договору, связанному с долевым строительством).

Возможность учета при определении налоговой базы расходов по сделке уступки права требования по иным договорам, включая договор займа, ст. 218 — 220 НК РФ не предусмотрена».

При этом финансовое ведомство, безусловно, не учитывает положения ст. 41 НК РФ, а также вышеизложенную позицию ВС РФ.

Необходимо обратить внимание на то, что сам Минфин РФ в письме от 07.11.2013 N 03-01-13/01/47571 «О формировании единой правоприменительной практики» разъяснил следующее:

«в случае когда письменные разъяснения Минфина России (рекомендации, разъяснения ФНС России) по вопросам применения законодательства РФ о налогах и сборах не согласуются с решениями, постановлениями, информационными письмами Высшего Арбитражного Суда РФ, а также решениями, постановлениями, письмами Верховного Суда РФ, налоговые органы, начиная со дня размещения в полном объеме указанных актов и писем судов на их официальных сайтах в сети Интернет либо со дня их официального опубликования в установленном порядке, при реализации своих полномочий руководствуются указанными актами и письмами судов».

Таким образом, по нашему мнению, в рассматриваемом случае при получении физическим лицом оплаты по договору цессии в сумме, равной сумме ранее выданного должнику займа, дохода, облагаемого НДФЛ, у него не возникает. Однако в связи с тем, что Минфин РФ придерживается иного мнения, не исключено возникновение претензий со стороны налоговых органов.

2. Обязанности налогового агента у цессионария — юридического лица.

Согласно п. 2 ст. 226 НК РФ исчисление сумм и уплата НДФЛ производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент (за исключением доходов, в отношении которых исчисление сумм и уплата налога производятся в соответствии со ст. 214.3, 214.4, 214.5, 214.6, 226.1, 227 и 228 НК РФ).

В соответствии с подп. 2 п. 1 ст. 228 НК РФ исчисление и уплату налога производят физические лица исходя из сумм, полученных от продажи в т.ч. имущественных прав.

Из данных норм следует, что при продаже имущественного права, которым является и право требования по договору займа, физическое лицо самостоятельно исчисляет и уплачивает налог.

Следовательно, по нашему мнению, при оплате приобретенного права требования по договору займа у физического лица организация-приобретатель не является налоговым агентом по НДФЛ.

Погашение долга организацией новому кредитору — физическому лицу

Также возможна иная ситуация: физическое лицо приобрело право требования по договору займа, а впоследствии должник (юридическое лицо) погасил долг.

В этом случае также нет прямого регулирования налогообложения, что влечет разногласия между судами и контролирующими органами.

Статьями 218 — 220 НК РФ не предусмотрено уменьшение новым кредитором полученного от должника долга по договору займа на цену договора цессии.

Вместе с тем и в этом случае подлежат применению положения п. 1 ст. 41 НК РФ о доходе как экономической выгоде налогоплательщика.

Физическое лицо, приобретшее право требования долга по договору займа и впоследствии получившее от должника задолженность на такую же сумму, фактически дохода не получает. Если же возвращаемый долг превышает цену договора цессии, то доходом (экономической выгодой) налогоплательщика будет разница между этими суммами.

Конституционный Суд РФ в Определении от 27.10.2015 N 2539-О разъяснил следующее:

«доходом для целей обложения налогом на доходы физических лиц федеральный законодатель признает лишь экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, возникающую у физического лица при осуществлении им хозяйственной деятельности.

Аналогичной позиции придерживается Президиум Верховного Суда РФ, который в рамках рассмотрения конкретного дела в Постановлении от 22.07.2015 N 8-ПВ-15 пришел к выводу, что доход для целей обложения налогом на доходы физических лиц в случае исполнения обязательства должником перед лицом, которое приобрело право требования к такому должнику, возникнет, если размер расходов на приобретение права требования будет меньше, чем размер исполненного обязательства, и составит разницу соответствующих сумм».

АС Уральского округа в упомянутом выше Постановлении от 01.06.2016 N Ф09-5229/16 по делу N А60-40302/2015, установив, что затраты Ш. на приобретение права требования равны выплаченной обществом сумме в оплату задолженности, в связи с чем у самого налогоплательщика налогооблагаемый доход по спорной операции равен нулю, пришел к выводу об отсутствии обязанности по уплате налога в бюджет.

ФНС РФ, упомянув указанное выше Постановление Президиума ВС РФ, в письме от 09.02.2016 N БС-4-11/1889@ разъяснила, что:

«расходы, понесенные налогоплательщиком при приобретении права требования дебиторской задолженности, могут быть учтены при определении налоговой базы при получении доходов в виде денежных средств, поступивших от должника».

Вместе с тем Минфин РФ и в этом случае придерживается противоположной позиции.

Так, в письме от 13.02.2017 N 03-04-06/7836 финансовое ведомство указало следующее:

«при уступке требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) подлежащий налогообложению в установленном порядке доход у налогоплательщика — нового кредитора возникает при получении налогоплательщиком от должника денежных средств.

Налог с дохода, выплачиваемого налогоплательщику при погашении долга по договору займа, исчисляется и уплачивается организацией-должником, признаваемой на основании п. 1 ст. 226 НК РФ налоговым агентом.

Из изложенного следует, что налогообложению в установленном порядке подлежит сумма фактически полученных налогоплательщиком — новым кредитором от заемщика (должника) денежных средств при каждой выплате сумм в счет погашения основного долга и процентов по оставшейся задолженности».

Аналогичное мнение отражено в письмах от 30.05.2016 N 03-04-05/31047, от 25.05.2016 N 03-04-05/30021, от 06.05.2016 N 03-04-05/26432, от 22.04.2016 N 03-04-05/23580, от 24.03.2016 N 03-04-05/16489, от 03.04.2015 N 03-04-05/18727.

Однако Минфин РФ и в этом случае не учитывает положения ст. 41 НК РФ и судебные акты, а также положения гражданского законодательства.

Так, в силу п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Из положений § 1 гл. 24 «Перемена лиц в обязательстве» ГК РФ следует, что в результате заключения договора цессии происходит перемена лиц в договоре займа на стороне кредитора. При этом правовая природа договора займа не изменяется, цессионарий становится новым заимодавцем в рамках этого договора.

В отношении заемных средств, возвращаемых первоначальному заимодавцу, Минфин РФ в письме от 19.06.2017 N 03-04-05/38138 разъяснил следующее:

«физическое лицо, предоставившее заем, получает доход в виде процентов по договору займа. Данный доход является объектом обложения по налогу на доходы физических лиц.

При этом обязанности по исчислению, удержанию и перечислению налога на доходы физических лиц с доходов в виде процентов, получаемых по договору займа, возлагаются на организацию, признаваемую в соответствии со ст. 226 НК РФ налоговым агентом в отношении указанных доходов».

Аналогичное мнение отражено в письме ФНС РФ от 26.05.2017 N БС-4-11/9974@.

АС Северо-Западного округа в Постановлении от 25.12.2015 по делу N А42-4814/2014 также отметил, что денежные средства, перечисленные физическим лицам предпринимателем, представляют собой возврат заемных денежных средств, что исключает обязанность предпринимателя удерживать НДФЛ.

То есть возврат займа физическому лицу не влечет возникновения у него дохода; налогооблагаемым доходом являются только проценты.

Однако при перемене лиц на стороне заимодавца гражданско-правовая природа заемных правоотношений не меняется.

В связи с этим АС Уральского округа в уже упомянутом Постановлении от 01.06.2016 N Ф09-5229/16 по делу N А60-40302/2015 указал следующее:

«суд кассационной инстанции находит ошибочными выводы судов нижестоящих инстанций о том, что в рассматриваемой ситуации общество является налоговым агентом.

В силу положений главы 24 ГК РФ уступка требования влечет перемену лица в обязательстве.

Соответственно, передачу обществом спорной суммы денежных средств в адрес Ш. следует расценивать как исполнение обязательства по возврату займа новому кредитору.

Вышеизложенное исключает квалификацию спорной выплаты как дохода физического лица, с которого обществу надлежит исполнить обязанности налогового агента в порядке ст. 226 НК РФ».

Таким образом, по нашему мнению, при погашении организацией долга новому заимодавцу — физическому лицу у последнего возникает доход только в сумме процентов (если они предусмотрены договором займа). Соответственно, организация является налоговым агентом только в отношении суммы процентов. Однако в связи с наличием у Минфина РФ противоположной позиции, как и в первой ситуации, не исключено возникновение налогового спора.

Задать вопрос или заказать пособие можно тут

С уважением к вашему бизнесу,

Уже в продаже электронное методическое пособие «Все об уточненной налоговой декларации» автора Сушонковой Елены

Уже в продаже электронное методическое пособие «Все о счетах-фактурах» автора Сушонковой Елены

Подписывайтесь на нас:

Материал подготовлен с использованием системы КонсультантПлюс

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector